Пятница*15.01.2021*20:08 | | RSS
Путеводитель по сайту
Путеводитель по сайту
Главная
Главное на Альтаире
Регистрация
Регистрируемя на Земле
Вход
Вход на сайт через Марс
OMAR TA SATT
Добро пожаловать, Небесные Странники и Ищущие Ангелы
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 6 из 7
  • «
  • 1
  • 2
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • »
Книги, тексты, видео » ТЕКСТОВЫЙ блок » ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ эзотерика » Эзо-психология Игоря Саторина (Избранные статьи, размышления, опыт...)
Эзо-психология Игоря Саторина
НаталияДата: Четверг, 25.09.2014, 17:20 | Сообщение # 76
Группа: Администратор
Сообщений: 8541
Статус: Offline


Бессознательное подсознание

Опубликовано: Сентябрь 16th, 2014

Мы не чувствуем, откуда берутся наши мысли, не осознаем, каким образом и где накапливается опыт. Для поверхностного ума все психические явления возникают, словно из пустоты – просто на халяву появляются на фоне сознания в завершенном виде, и так же неуловимо исчезают – в «никуда». Какая-то парадоксальная фабрика скоротечных грез. Можно было бы на этом остановиться и принять, что ум – это такой волшебник, развлекающий самого себя мгновенным созданием сиюминутных мыслей и чувств. Но психологов, отважившихся поместить психику в научные рамки, такой подход не устроил. В волшебство они не поверили, и принялись за разоблачение – дескать, то – не маг, а просто фокусник, прячущий своих «кроликов» в «рукавах». Увидеть и потрогать «рукава» науке и по сей день не удалось, а потому их так и называют тем, что осознанию не поддается – то есть, бессознательным. «Ловкость рук и никакого мошенничества».

Точнее говоря, сначала эту неосознаваемую вместимость называли подсознанием, затем, с легкой руки Фрейда, термин был заменен на «бессознательное». Проще говоря, бессознательное – это неосознаваемые психические процессы. А если подробней, то разные психологи бессознательное трактуют и описывают каждый на свой лад.

В этой статье имею наглость предложить и свой, совершенно ненаучный, взгляд. Вырабатывался он долго, из субъективных наблюдений, а потому сильно всерьез принимать не советую. Просто гипотеза.




«Второе сознание»

Я не раз говорил, что реальность для отдельного человека – это его собственная психика – набор субъективных восприятий. То, что мы воспринимаем глазами и ушами, не имеет никакой оценки. Плохим или хорошим, уродливым или прекрасным все это становится в голове. Мир обретает свои качества не где-то во вне, а исключительно в нашем субъективном уме. Хотите понять свой ум – посмотрите на жизнь, какой вы ее знаете. Ваша жизнь – это и есть вы. В этом контексте никакой объективной реальности нет, а есть лишь ее реалистичная, субъективная концепция.

Я не могу знать этого наверняка, но очень многое указывает на то, что именно бессознательное верховодит всей нашей жизнью. А воля и выбор поверхностного ума – это такая «электрическая дуга», которую создает «подстанция» бессознательного. Ум чувствует, будто делает выбор, но само это чувство выбора «фабрикуется» глубинными психическими процессами.

Можно уподобить бессознательное океану, а сознательный ум – ряби на его поверхности, возомнившей себя единственной причиной всего океана. На деле океан един, и представляет собой нечто несоизмеримо большее, чем наблюдаемые с его поверхности волны.

Еще одна аналогия – операционная система с тысячью невидимых активных и потенциальных процессов и ее рабочий стол. Наш поверхностный ум – это такой интерфейс для необъятной бездны бессознательных программ, этот интерфейс воссоздающих. На экране сознания мы видим цветные детские картинки и даже не подозреваем, какая титаническая работа проделывается для их презентации.

Здесь я делаю еще одно смелое допущение. Наше бессознательное является бессознательным не для себя, а для личности. Сознание там есть, да еще какое. Но поверхностному уму оно не принадлежит, для ума бессознательное со всем своим содержимым остается темной фрейдовской кладовой безжизненных механизмов. Где-то я кстати слышал, что Фрейд потому и отрекся от термина «подсознание», что он как бы предполагает наличие второго сознания.




Проекция и рационализация

Для продолжения повествования мне придется снова пояснить некоторые термины. На progressman.ru есть давняя статья о неврозах, где я описывал защитные психические механизмы: проекцию и рационализацию. Здесь немного повторюсь.

Популярный пример рационализации можно найти в басне о лисице, которая потерпев неудачу в добыче винограда, рационализировала свое отступление низким качеством еще зеленой ягоды. То есть, чтобы не принимать ограниченность собственных возможностей, лиса обхитрила себя мнимым отсутствием интереса к желанному объекту. Реальный мотив, бьющий по лисьей самооценке, остался в бессознательном. На поверхности сознания его подменила лживая рационализация – удобное пояснительное оправдание своих действий. Рационализация в психоанализе – это бессознательная «самозащита» эго, ограничивающая восприятие и мышление до формы, где собственное поведение кажется хорошо контролируемым и оправданным.

Яркий пример проекции можно проследить в известном анекдоте, где Винни-Пух безосновательно воображает, что рядом идущий Пятачок думает про него разные нелицеприятные вещи, за что решается своего друга ударить. То есть, чтобы не принимать собственную беспочвенную злость, Винни-пух спроецировал ее на Пятачка. Таким образом, реальный мотив злости остался в бессознательном. А на поверхности сознания его подменила лживая проекция – выгодное списание собственных неугодных мыслей и чувств на чужой счет. Проекция в психоанализе – это «самозащита эго», которая позволяет собственные неприемлемые чувства бессознательно приписывать окружающим.

Так вот, к чему это все? Описание Зигмундом Фрейдом проекции и рационализации я лично считаю его гениальным открытием. Но сам при этом понимаю их по-своему. В моем субъективном и ненаучном взгляде эти защитные механизмы работают беспрерывно и затрагивают глубочайшие пласты личности. Можно даже сказать, что сама личность базируется на фундаменте этих защитных механизмов. Все наше мышление – это безостановочная рационализация необъяснимой, хаотичной реальности здесь и сейчас, которую мы знаем исключительно за счет личных проекций.

Продолжаем строить необоснованно смелые гипотезы.

Выше я уже говорил, что все шевеления личностной сферы управляются невидимым «кукловодом» бессознательного. Ощущение личной воли, возможно, главнейшая рационализация нашего реального безволия. Ум делает все, чтобы сохранить иллюзию контроля.

Ощущение внешней, отдельной от нас, реальности, вероятно, лишь проекция нашего внутреннего раскола, где маленькая сознательная часть отделяется от необъятной бессознательной. Нам мерещится, что мы отделены от внешнего мира. На деле – это отделение от своей же глубинной сущности. Ощущаемый внешний мир во всем своем многообразии и есть наши собственные бессознательные черты. Иных способов констатировать реальность для нас нет.

Многие члены общества полагают, что мысли и чувства формируются не изнутри, а «снаружи» – внешними событиями. Дескать, то не наша персона такая обидчивая, а там, снаружи, обижают и сердят. Все многообразие жизни – «где-то там». Вот так и формируется инфантильная безответственность за себя вкупе с хроническим чувством несправедливости жизни.

Детский подход – верить во внешнюю причину собственных мыслей и чувств. Зрелый – в личную. Следующая стадия – стирание рамок между внешним, отдельным и личным, внутренним. Есть просто жизнь, а все разделения – лишь реалистичные мысли, на которых формируется фундамент эго.

На словах все условно. Божья воля – это, условно говоря, неосознаваемая «воля» нашего бессознательного. Этот божественный кукловод не только управляет нашим умом, он же формирует ощущение внешней среды. Да, можно поспорить и сказать, что формирует он не внешнюю реальность, а лишь ее восприятие. Но никакой иной реальности, помимо возникающей в нашем восприятии, для нас и нет.

Я тоже свято верю в отдельный от меня внешний мир. Но обучился проекции «возвращать». То есть, я могу ясно ощутить, что «вот этот» живой человек рядом со мной – лишь мое восприятие, которое можно воспроизвести повторно в любое время. Пока получается только при намеренном сосредоточении. Ничего особенно сложного в этом не вижу. Уверен, при должной тренировке этот «трюк» может освоить почти каждый.

Если возникают вопросы о том, как быть, если от нашей личности, вроде как, «ничего не зависит», отсылаю к статье о выборе и спонтанности.




«Вкус» реальности

О проекциях повторяться не стану. Эта тема у меня – излюбленная. Им на сайте посвящено множество текстов. Для дальнейшего описания рационализации в статье решил взять и переработать несколько абзацев из романа («Механический Бог», глава: «Рационализация хаоса»).

Рационализация – это процесс, благодаря которому наши действия кажутся оправданными, а мысли связными и реалистичными. Жизнь – это реалистичные грезы ума. Чем выше порог чувствительности, тем сильней приходится уму изворачиваться, чтобы мы покупались на его рационализацию.

В сновидениях восприятие настолько мутное и притупленное, что с легкостью ведется на самые дешевые разводки ночным бредом, принимая их за реальность. Поэтому для ума во время сновидений нет необходимости тратить на рационализацию так же много энергии, как днем. Во сне порог критичности невысокий, поэтому ум «ленится» и создает низкосортные, бессвязные проекции, которых ему с таким притупленным восприятием хватает, чтобы принимать их за действительность.

Чем выше уровень личной осознанности, тем качественней рационализации ума, чтобы осознанность не разоблачила его лживое «кино». Чем качественней рационализация ума, тем умней становится ум. Рационализация осознанного человека является наиболее реалистичной и продвинутой, чтобы этот осознанный человек на свою же продвинутую рационализацию покупался так же, как слабоумный покупается на свой бред.

Может показаться, что умные люди ближе к «истинной» реальности. На деле же они попросту дурачат себя наиболее продуктивными, изощренными методами. Их понимание жизни, пусть и качественное, но все такое же «кино» для души.

Всю свою жизнь мы гонимся за высокосортными иллюзиями, чтобы словить от них «вкус» реальности. Погоня эта изначально бесплодна, потому что даже самая продвинутая рационализация остается сном наяву, и чистой реальности не отражает.

В повседневной жизни есть неодушевленные объекты, люди и другие явления, на которые мы проецируем проекции. Во время сна для нас остаются темнота закрытых век и телесные ощущения. Поверхностные сны – рационализация именно этих остаточных данностей. Все самое интересное начинается в глубоких снах, где телесные ощущения притуплены или вовсе отсутствуют. Там происходит рационализация нашей бессознательной психики в чистом виде.

В этом месте повествования для пущего драматизма можете представить громогласный устрашающий хохот.

Ум получает информацию не от физического мира напрямую, а от бессознательной психики, которая для ума этот мир адаптирует в удобоваримый вид. Наше дневное мышление – все те же сны, спроецированные на «экран» сознания. Наши мысли как бы цепляются за устойчивость физического мира, обтекают его по наезженным, привычным траекториям, создавая таким образом особое, всем привычное чувство реализма происходящего.

Во сне, где привычный плотный мир отсутствует, продолжается рационализация бессознательной психики. Слой бессознательного, который озвучивают сновидения, можно представить в образе фабрики по переработке психических переживаний. Мы что-то чувствуем во сне. Ум эти переживания рационализирует в форме сновидений. Фрейд не зря назвал сны «царской дорогой в бессознательное».

Во сне нам может привидеться привычная дневная жизнь, потому что именно ее образы для нас – наиболее понятные. Сновидения – это аллегории, которыми психика выражает бессознательное.




Ложка существует

Или не существуетЕсть одна популярная философская загадка про звук падающего дерева в лесу, который некому услышать. Слышен ли он? Сам по себе, вроде как, да, но не для нас. Выворачивать смыслы здесь можно, как угодно. Противоположные точки зрения могут оказаться адекватными и доказуемыми. А если эту загадку немного переиначить и спросить: «А существует ли мир за нашей спиной?» Чувствуете, чем пахнет?

Мы попросту безусловно верим в существование объектов вне поля нашего зрения. А между тем, и эта вера – лишь реалистичное убеждение рационального ума. Можно убежденно «знать» все, что угодно. Но сама эта убежденность имеет мысленную структуру. По-настоящему мы ничего не знаем, потому что наша уверенность в чем бы то ни было – это только крепкая безусловная вера.

К чему я тут философствую? Если принять точку зрения, что ложка существует, когда мы от нее отворачиваемся, примерно так же продолжают свое существование и психические явления, вышедшие из поля осознания. Бессознательные психические процессы – это «грохот» тех самых «падающих деревьев», который некому услышать.

В этом ракурсе ум не плодит свои мысли из «ничего». Он как бы скользит лучом нашего ограниченного внимания по «телу» памяти. Сейчас он направлен на смыслы, которые разворачиваются при помощи этого текста. Бессознательное – все то, что мы здесь и сейчас не ощущаем. А ощущаем мы ничтожно мало.

Чтобы жить и действовать, мы пользуемся умом. Наша психика для нас – это персональная окончательная реальность. Работа поверхностного ума – очень небольшой процент от всей психической активности, про которую ум ничего не знает. Окончательная реальность – это те самые сто процентов личной психики, которая играет с умом в подобие ролевой игры. Ум – крохотный младенец в сравнении с древним левиафаном сущности. А можно сказать, что нет никакой реальности. Есть только психические процессы.

© Игорь Саторин

Статья «Бессознательное подсознание» написана специально для progressman.ru
При использовании материала обязательна активная ссылка на источник.



Источник материала сайт "Блог Игоря Саторина"
Публикация
 Сайт "OMAR TA SATT"


При выставлении ссылки на форумную тему, вставляйте НАЗВАНИЕ темы,
так как ссылка дает только номер форумного сообщения
.




 
НаталияДата: Среда, 08.10.2014, 17:23 | Сообщение # 77
Группа: Администратор
Сообщений: 8541
Статус: Offline


Субъективная объективность
 
Октябрь 6th, 2014

В прошлой статье я уже говорил о том, что для нас нет никакой объективной реальности. Все, что мы чувствуем – лишь набор субъективных восприятий. Даже касаясь шероховатой поверхности шерстяного пледа на диване, я чувствую не сам плед, а то, как на него реагирует моя ладонь. Мы воспринимаем не объективную реальность, а субъективные психические деформации под давлением неизвестного, которые и принимаем за внешний мир.

Планировал приземленную, несложную тему о субъективных капризах и претензиях. И снова унесло в какие-то философские дебри. Видимо мне это вообще свойственно. Земные «капризы» оставляем до следующего раза. Сегодня снова «тонкие» материи. Местами – очень образно. Сильно всерьез принимать не стоит.

Попробуйте представить непроницаемый кокон, в скорлупе которого заперт живой субъект, наглухо отрезанный от прямого контакта с внешним миром. Все, что субъект видит и чувствует, принимая за объективную реальность, – всего лишь искривления и вибрация стенок кокона. Что находится по «ту» сторону, субъект не знает. Для него «реальный» объективный мир – это такой запредельный и неописуемый кастанедовский нагваль.

По хорошему, чтобы прожить объективную реальность, есть только один способ – необходимо ей стать. Возможно, именно этот трюк и проделывают мастера духовных практик, когда их освобожденное от мыслей сознание сливается с объектом созерцания.

Мы же объективную реальность констатируем не напрямую, а по заочным, опосредованным переживаниям. Прикосновение к шерстяному пледу создает на поверхности кожи «микро деформацию» нервных окончаний, которая пройдя через «фабрику» бессознательного, преподносится уму в «отваренном» виде, как нечто мягкое, теплое, знакомое, приятное.

Символически, на входе – неизвестный химический состав, на выходе – любимые сладкие конфеты в красивой обертке.

И тем не менее, все это нисколько не доказывает, что объективной реальности нет вообще. Мы, например, не видим собственное бессознательное, а лишь констатируем неявные вторичные свидетельства его существования. С объективной реальностью история похожая, просто таких «улик» в ее случае несоизмеримо больше – мы в них буквально утопаем. Их-то мы и называем той самой внешней реальностью – которая «вообще».

Представьте себе одушевленный квадрат, расположенный внутри большого круга. Квадрат ничего за пределами себя не видит, но теоретически знает, что там снаружи есть некий «объективный» круг, который надо бы уметь понимать и как-то представлять. Чтобы создать иллюзию этого понимания, квадрат делит себя на два треугольника и назначает первый из них собой, а второй принимает за тот большой круг, что «снаружи».



Еще одна аналогия – маленькая матрешка внутри большой. Она не знает, где находится, зато может создать внутри себя реалистичный образ внешней вселенной – матрешку поменьше. Все, что выходит за условные пределы нашей субъективности – даже самые невозможные химеры – становится для нас объективной реальностью, с которой приходится считаться.

Ум, бессознательная психика, тело – все это посредники между нашим «я» и реальностью. А «таких» матрешек может быть сколько угодно. Даже физический мир не обязательно является какой-то предельной действительностью. При этом далеко не всегда ясно, в каком порядке «матрешки» расположены. Сознание в реальности или реальность в сознании? Конечно, можно сказать, что все едино, но тогда и говорить будет не о чем.

Для всех нас черта между внешней и внутренней реальностями – такая же условность, как и топографический водораздел, отделяющий океан от впадающей в него реки. Теоретически субъект – частица объективного мира. Практически сам факт восприятия субъективен, потому и «водораздел» между внешним и внутренним осуществляется изначально на внутренней территории субъекта.

Мы сами – это нечто большее, чем привыкли о себе думать. Но больше наших представлений и тот мир, где мы живем. Он фактически настолько больше, что в представления не вписывается вообще. Этой теме на progressman.ru посвящена статья о социальных ценностях.

Теоретически, объективный мир – это 100% реальности. Он включает в себя все. Живой субъект со своей субъективной реальностью – лишь крупица объективного. Субъект не знает объективной реальности, все его восприятия и понимания так и остаются субъективными. Поэтому все то, что субъект знает про внешнее, объективное – это лишь неотделимый аспект его собственной сути, отгороженный условной чертой.

Нечто внутри нас проводит черту между объективным и субъективным. Сама эта черта и все, что находится по обе стороны от нее, остается в рамках личного восприятия. Как в объективном мире все объективно, включая индивидуальные иллюзии, так и в субъективном все субъективно, включая «реальные» «объективные» факты.

Иными словами, субъект сам при помощи своих субъективных качеств создает внутри себя персональную (следим за кавычками) «объективную» реальность. Этот «объективный» мир внутри субъективного – и есть крохотная матрешка (внутри маленькой), которую мы принимаем за единственную, окончательную действительность.

А реальной действительности мы не знаем. Каждый живет в собственной, субъективной. Даже самое адекватное и реалистичное понимание действительности другого человека – всего лишь рационализация ума по поводу возникающих на стенках персонального «кокона» флуктуаций. Мы не знаем жизни. Мы знаем лишь себя, и то поверхностно.

© Игорь Саторин

Статья «Субъективная объективность» написана специально для progressman.ru
При использовании материала обязательна активная ссылка на источник.



Источник материала сайт "Блог Игоря Саторина"
Публикация
 Сайт "OMAR TA SATT"


При выставлении ссылки на форумную тему, вставляйте НАЗВАНИЕ темы,
так как ссылка дает только номер форумного сообщения
.




 
НаталияДата: Вторник, 28.10.2014, 21:41 | Сообщение # 78
Группа: Администратор
Сообщений: 8541
Статус: Offline


Субъективный «объективный» мир

Опубликовано: Октябрь 28th, 2014

Вы когда-нибудь задумывались о природе собственного мышления? Об этом привычном потоке мнений и суждений в своей голове, об этой бездне тонких миров, которые – ни потрогать, ни доказать, ни ухватить, в то время как наше «я» утопает там 24 часа в сутки. Мы ведь понятия не имеем, из чего сделаны мысли, но так привыкли к этому встроенному «кинотеатру», что толком и не замечаем его работу, принимая всплывающие на поверхности ума «мистические» образы за тусклую будничность. Мы – словно маги, гипнотизирующие себя силой мысли. Все, что мы о жизни знаем – лишь наши мысли и чувства, которые могут не иметь ничего общего с тем, что мы называем объективной «правдой». В этой статье под субъективным я подразумеваю все, что думается, чувствуется и кажется отдельному человеку. Объективной реальностью называю события внешнего мира. Это – упрощенный и приближенный к общепринятому взгляд.

Продолжаем (и видимо уже завершаем) тему субъективности и объективности. По вопросу философских тонкостей и нестыковок разделения жизни на субъективное и объективное отсылаю к прошлой статье. А здесь буду делать вид, что все предпосылки темы понятны и верны.




Кустарная реальность

Каждый в своей голове носит персональную реальность и почти каждый уверен, что этот его самопальный спектакль и есть единственная жизнь. Психика – словно комната кривых зеркал, в центре которой располагается наивный зритель, убежденный, что глядя в зеркала, он смотрит куда-то во вне – в «объективный мир». Именно эта убежденность и порождает почти все возможные «внешние» и внутренние конфликты. Каждый уверен, что его субъективный мир – настоящий, потому и доказывает упорно свою правоту – то бишь реализм своего персонального кинотеатра, где ему показывают «жизнь».

Ум обывателя – это такой психический противогаз, обороняющий от реальности, где прозрачные стекла для зрения подменены на два кривых зеркальца. Субъективная реальность, расположенная в таком уме – словно «карта» жизни, претендующая на то, что она и есть сама жизнь. Карта – недостоверная, как если бы художник стремился не столько к точности передачи, сколько выражал собственные желания и страхи.

Субъективная реальность позиционирует себя объективной. Даже, когда человек «честно» признает, что его знания ограничены, в глубине души он все равно уверен, что выходит на контакт с объективным миром, который ему известен и понятен. На деле мы просто проецируем законы своей маленькой реальности на молчаливый «экран» (объективной) жизни.

В итоге все мы наивно уверены, что в жизни все должно быть именно так, как и описывает наша субъективность. Приписываем миру законы, которых в нем нет, и упорно ждем их исполнения. Чем больше представлений о том, как все должно быть, тем сильней расхождение между субъективным и объективным. Градус этого расхождения соответствует насыщенности и сочности нашего самообмана.

Как бы мы себя ни дурачили, как бы ни настаивали на собственной правоте, в этом конфликте между субъективным и объективным победителем всегда остается безжалостная, холодная к нашим чувствам, объективная реальность. Субъективное в лучшем случае может стать живым отражением объективности. В иных случаях субъективное либо ломается, либо продолжает прятаться от прямого контакта с правдой, гордо настаивая на собственной истинности. В запущенных случаях от правды прячутся в специально отведенных для этого местах под наблюдением лечащего врача.




«Everything in Its Right Place»

Объективная реальность – ни плохая, ни хорошая, ни правильная, ни неправильная. Но в каком-то вполне реалистичном смысле в жизни все уже на своих местах и должно происходить именно так, как уже происходит, потому что подчинено естественным, реальным закономерностям.

То, что происходит – это единственно возможный вариант жизни «здесь и сейчас». Но мы с этим не согласны, потому что слишком много «знаем». Мы знаем, что должен быть мир во всем мире, счастье, гармония, человечность, знаем, кто «прав», а кто ошибается, кого казнить, кого миловать. Короче говоря, мы убеждены, что Бог неправ и должен все сделать по нашему.

Мы хотим, чтобы внешняя реальность послушно имитировала и воссоздавала субъективную. К этому капризному требованию можно свести подавляющую часть всех неврозов. Единственный способ жить хотя бы относительно здоровой жизнью – это максимальный реализм. Здоровая психика не опирается на идеалы. Она не требует от жизни лучшего, а опираясь на объективные закономерности, пользуется реальными данными. Ум при этом не спорит с судьбой, не сетует на несправедливость жизни, а внимательно ее изучает. Концепции и убеждения здорового ума – это максимально приближенное выражение реальности.

Работа психолога в том и заключается, чтобы мир клиента по обе стороны от черты, разделяющей на внешнее и внутреннее, пришел в соответствие и перестал конфликтовать. Проще говоря, все, что мне приходится на консультациях делать, сводится к «психологической» приборке, где мусор заблуждений выметается, а реалистичные грезы начинают складываться в цельный, устойчивый узор, на который личность клиента может более-менее уверенно опираться.

Процесс этот непростой и в каждом индивидуальном случае спонтанен. Иногда выливается в глубокие философские дискуссии, иногда в прямое озвучивание правды, как я ее со своей субъективной колокольни вижу. Разумеется, тыкать носом в «правду», когда ее не желают слышать, нет никакого смысла. Тем более, что и сам я могу запросто заблуждаться. Поэтому консультации – это не проповеди, а совместное исследование. В любом случае окучивать мировоззрение клиента приходится терпеливо и бережно.

Вот так и живем. Смотрим на мир и не замечаем, как он непрерывно обретает все свои черты в наших мыслях. Они – невидимые, неосязаемые, неуловимые. Их словно нет вообще. И в то же время мысли – самая сердцевина всех наших знаний о жизни. Задумайтесь… В этом «несуществующем» интимном потоке мы находим и себя и все-все, что может быть названо и озвучено. Задумчивость – наше постоянное состояние. На progressman.ru этой теме посвящен ряд статей под тегом «мысли».

Насколько мне известно, наука не знает, как мышление устроено. То есть, конечно, разные умные теории есть, но все они больше похожи на попытки трактовать вкус кофе по узору кофейной гущи на дне пустой чашки. Даже логически понятно, что при помощи мыслительного аппарата (которым и оперирует ученый ум) саму природу мысли не понять. Это – как если бы программное обеспечение пыталось познать своего программиста.

Логика подсказывает, что по-настоящему природу мышления можно постичь исключительно в индивидуальном порядке при помощи личного психического оснащения. Но выразить это понимание на словах – то есть при помощи тех же мыслей, не получится. В лучшем случае это будут все те же умные, или красивые потуги на уровне поверхностной логики.

© Игорь Саторин

Статья «Субъективный «объективный» мир» написана специально для progressman.ru
При использовании материала обязательна активная ссылка на источник.



Источник материала сайт "progressman.ru"
Публикация
 Сайт "OMAR TA SATT"


При выставлении ссылки на форумную тему, вставляйте НАЗВАНИЕ темы,
так как ссылка дает только номер форумного сообщения
.




 
НаталияДата: Воскресенье, 16.11.2014, 19:48 | Сообщение # 79
Группа: Администратор
Сообщений: 8541
Статус: Offline

Верность, измена и свободные отношения


Опубликовано: Ноябрь 14th, 2014

В недавней статье об идеалах я уже говорил о том, что верность в обществе идеализируется, и без всякого критического анализа принимается как несомненная ценность. Измена, напротив, демонизируется – ее воспринимают, как грешное зло. Как показывает психологическая практика, большая часть всех проблем в наших головах возникает как раз на почве убеждений, которые принимаются за очевидные истины. Иногда, прежде, чем заглатывать блюдо, целесообразно ознакомиться с его ингредиентами. Сегодня разберем «рецептуру» измены и верности. Если тема для вас лично не актуальна, можете рассматривать статью, как наглядный пример критического анализа «божественных» псевдоистин.

Я здесь не призываю к неверности и свободному сексу. В статье, напротив, для верности рассматриваются реальные основания, чтобы верить в нее, словно в рождественское чудо, не приходилось.

В нашем обществе всем вроде бы ясно, что измена – это «плохо», а верность – «хорошо». В психологии такая слепая морализация рассматривается как механизм психологической защиты – способ, которым личные притязания прикрываются «несомненными» ценностями. То есть нам попросту удобно, чтобы партнер верил в свои обязательства, как в святые законы жизни, не подвергая их «грешным» сомнениям.

Когда страшно потерять свое счастье, почувствовать себя обманутым, ненужным и брошенным, когда ясно, что партнера в отношениях удерживать нечем, тогда то и выгодно верить в долг верности именно слепо, как в несомненный, божественный закон. Мы держимся за свои ценности, потому что они оправдывают и прикрывают наши невротичные страхи.

Если отступить от слепой морализации, картинка уже не кажется такой уж однозначной. Измена не может быть чем-то безусловно «плохим», а верность «хорошим». Все зависит от условий и взглядов.



Условия и взгляды

Можно было бы сильно упростить и сказать, что измена – это «плохо» просто потому, что причиняет боль. Но такая логика непоследовательна, врачебные процедуры тоже бывают болезненными, и «плохими» от этого не становятся. К тому же больно здесь только пострадавшей стороне; изменщик, напротив, получает радость «запретных» удовольствий.

Можно было бы сказать, что измена «плоха», потому что рушит отношения. Но с таким же успехом измена становится благом, потому что избавляет от изначально ненадежного партнерства.

Можно для примера взять ситуацию посложней, где с изменой отношения не заканчиваются, а продолжаются, отравленные виной, обидой и ревностью. Но и здесь, сказать, что нарушенная верность является чем-то однозначно «плохим» нельзя. Ведь отношения сохраняются, а измена всего-то вытаскивает на поверхность правду – реальное отношение изменившего партнера, страх и зависимость пострадавшей стороны. А на правду обижаться бесполезно. Остается лишь признавать наивность собственных ожиданий и выносить конструктивные выводы.

А что же верность? Так ли она хороша? Можно привести множество примеров обратного. Когда, например, человек финансово и психологически несамостоятелен, ему, конечно, чтобы уберечь свои инфантильные качества, крайне необходима верность партнера. Измена в таком положении становится исцеляющим пинком из болотца зоны комфорта.

Другой пример – когда люди, будучи несовместимыми, каким-то чудесным образом сходятся, а чтобы разойтись, им решительности не хватает; и в таком случае верность понапрасну сохраняет бесперспективные и никчемные отношения.

Самый распространенный обман, который верность поддерживает, уже недавно был разобран на progressman.ru в статье о чувстве собственности. Нет такой реальности, где партнер становится нашей собственностью. И если измена эту жадную иллюзию рушит, то выступает на стороне истины. Отношения – не обязанность и не данность, а возможность, которой партнеры вольны пользоваться, исходя из личного усмотрения.

Еще один случай поддержания верности – слепое соблюдение моральной или духовной добродетели. Измена в таком ключе рассматривается как грех, от которого изменщик каким-то образом делается «плохим» человеком. Но только вдумайтесь, что же хорошего и святого в добродетели, которую соблюдают исключительно из страха понести наказание, или корыстной надежды получить награду? Не является ли в таком случае меркантильным лжецом сам «праведник»? Как я это вижу, не бывает праведной верности. Зато бывает простое, искреннее и естественное желание сохранять и поддерживать отношения, которыми дорожишь.

Во всех вышеприведенных примерах измена – не какая-то трагедия, а что-то вроде холодного, отрезвляющего душа, после которого продолжать практику самообмана становится все сложней. Порой ложь так мила, что реальности, говоря метафорически, ничего больше не остается, кроме как прямолинейно ткнуть человека носом в его собственный самообман.



Зачем, вообще, блюсти верность?

Для начала приведу пару не самых конструктивных примеров.

Никому не нравится чувствовать себя обманутым, нелюбимым и ненужным. А все мы это очень даже умеем. Можно сказать, что верность по большей части – что-то вроде негласного социального договора о непричинении друг другу этой невротичной боли.

И прекрасно, когда партнерам удается договориться и друг другу довериться. Но если страх быть обманутым возникает без всякой почвы и побуждает мучить партнера пустой ревностью и вымогательством доказательств большой и чистой любви, тут-то и надо бы суметь признать наличие личной проблемы, которую по хорошему надо решать не за счет партнера, а вместе с ним в конструктивном сотрудничестве, или уже самостоятельно. Если по итогу успокоиться не получается – психолог вам в помощь.

Другая причина для воздержания от измены – вышеупомянутые добродетели. Даже самые рациональные и трезвомыслящие люди в глубине души очень боятся быть «плохими» и «неправильными», а потому – не заслуживающими любви и одобрения. Часто этот страх подкрепляется неясной, но твердой верой в существование высших сил, которые за нами неустанно шпионят с целью выявить возможные поводы для мести за наши «неправильные» поступки. Хранение верности в таком ключе практикуется, как вынужденная мера спасения от мистической кары.


Немного о «каре».

На практическом уровне измена наказывается простым и очевидным путем – предателей осуждают, лишают доверия, а их легковесный подход не позволяет создать надежных, доверительных отношений с глубоким взаимопониманием. Так действует «мистическая кара» на стороне изменника.

На стороне «жертвы» измена обычно воспринимается как подлое предательство, словно изменник кайфует за счет страданий своего партнера. На деле пострадавшая сторона точно так же наказывает себя самостоятельно своим неровным восприятием ситуации. Склонность к ревности, чувству собственности, привязанности, нереалистичным ожиданиям, – все это и есть реальная карма, которая спонтанно приводит к очевидным, закономерным последствиям без всякой мистики.

То есть, измена как предательское «зло» – это не поступок, а отношение к ситуации. Для одних – сплошное наказание, трагикомедия и драма, для других – спокойная констатация фактов – дескать, «Ну, да, отношения прекратились, потому что партнер увлекся кем-то другим. С кем не бывает? Будем жить дальше».

Кормление неврозов и моральных идеалов – не единственные причины для сохранения супружеской верности. Здоровая верность хорошо выражается в отношениях надежных бизнес партнеров. Они друг другу могут доверять и партнерство укрепляют для общего блага.

Взять, например, такой совместный «проект», как деторождение. Женщине мужская верность в период беременности и грудного вскармливания необходима как гарант поддержки в этом незащищенном положении. Мужчине, если он хочет свою семью с ребенком, портить отношения с матерью тоже неразумно. Ведь она ребенка не только воспитывает и кормит, но с большой вероятностью становится для него самым близким человеком и неизбежно влияет на его взгляды – в том числе и на мнение об отце.

Другая причина для здоровой верности, как бы простосердечно ни прозвучало, – это доверие и близость. В одной из давних статей я уже говорил о таком трудноописуемом чувстве, когда между близкими, симпатизирующими друг другу людьми возникает переживание особого психического пространства, где двое обретают единство. Это такое чувство, когда на душе светло лишь от того, что где-то рядом есть вот этот близкий и родной человек. Можно просто молчать и заниматься своими делами – и этот теплый, расширяющий границы ума свет будет держаться. По личному опыту могу сказать, что ничего общего с зависимой привязанностью такое переживание не имеет.

Еще один интересный повод для верности – углубленное самопознание через душевную связь с партнером. Двое могут не просто обмениваться опытом, а по мере готовности изучать персональные глубины через планомерное раскрытие друг другу самых интимных, «нехоженых» территорий собственной души.

Выше я говорил о «пользе» измены, разрушающей иллюзию владения любимым человеком. Здесь на самом деле не все так однозначно. В той же статье о чувстве собственности я говорил и том, что обладание с большой оговоркой все-таки можно считать чем-то реальным как раз в том случае, когда партнерам удается в течение длительного времени поддерживать надежные, крепкие отношения. При таких условиях на их стороне банальная статистика. Отношения длящиеся годы, с огромной вероятностью продолжатся и на следующий день.

По мере развития взаимодоверия в надежных отношениях могут расти выгодные стороны отношений как таковых: эмоциональная и материальная взаимовыручка, обмен знаниями, возможность действовать слаженно удвоенными силами, удобное разделение обязанностей и разграничение сфер контроля, рассмотрение и решение проблем с разных опорных точек и многое-многое другое. Вообще, схожие принципы партнерства работают во всех сферах.




Свободные отношения

Свободные отношения практикуют, чтобы не обременяться обязательствами. Свободные отношения избавляют не только от обязательств, ответственности, прав, они, если разобраться, освобождают партнеров друг от друга вообще. В такой некрепкой и неустойчивой связи чувствовать и прогнозировать взаимную поддержку почти нереально, а одиночество может стать постоянным спутником.

В свободных отношениях партнеры – это по сути дистанцировавшиеся любовники, практикующие разновидность секса без повода для глубокой близости. И это – вполне себе здоровый подход.

Иногда исповедующим свободные отношения приписывают зрелость и независимость, потому что они, вроде как, «свободны» от ревности и привязанности. На деле в таких вот «зрелых» отношениях может оказаться любой, иногда просто от безвыходности, потому что любимому человеку ничего «серьезного» не хочется, а изредка встречаться без всяких обязательств вполне устраивает.

К стабильным отношениям больше склонны интроверты – слишком уж хлопотно им каждый раз искать новых партнеров. Экстраверты в свободных отношениях могут гнаться за переменами и новыми впечатлениями. Независимо от темперамента такой стиль отношений может стать единственной альтернативой контакта с противоположным полом из-за неспособности ужиться с кем-то на серьезной основе, или в таких редких случаях, когда одиночество действительно радует.

Свободные отношения постоянно подвергаются угрозе полного прекращения, в них нет никакой определенности, и партнер, проверяя себя в близости с другими, в любой момент может почувствовать, что «там» на стороне ему интересней.

Иногда искатели впечатлений надолго подвисают в такой вот «свободе», потому что увлекаются новизной первой близости, или надеются, перебрав максимум партнеров, выбрать «идеального». Что-то логичное в этой идее присутствует, но по факту любые новые отношения – это такая «короткометражка» с сюжетом, который заранее никому не известен. Все может закончиться быстро и печально, может обратиться в продолжительную драму, или действительно – во что-то прекрасное.

Свободные отношения сами по себе не являются чем-то дурным, но есть в них одна душевная угроза, с которой готов столкнуться не каждый. Как я это вижу, отношения без обязательств в сознании отдельного человека обесценивают идеал любви, не предлагая ничего взамен. По итогу в душе остается мрачная, бессмысленная пустота, на месте которой когда-то теплилась надежда обрести свое счастье в близости с партнером. Секс в свободных отношениях может отдавать оттенком грязи как раз потому, что ломает идеалы любви и верности.

Казалось бы, зачем, вообще, партнерам сковывать друг друга какими-то искусственными рамками и обязательствами? Ведь если они хотят быть вместе и друг друга узнавать, им не нужно подписывать никаких договоров и навешивать друг на друга право собственности. Все – искренне и естественно. Но дело в том, что мы ведь не можем знать наверняка о серьезности намерений партнера, – хочет ли он строить совместно с нами дом, или просто погулять вышел. Озвучивание собственного настроя на что-то серьезное и надежное, может подстегнуть аналогичный настрой естественным образом и в сознании партнера. Вроде как, «давай вместе осуществим этот масштабный проект?» Возвращаясь к аналогии бизнес партнеров, обязательства необходимы, чтобы «проект» отношений развивался не хаотично, а в конструктивном русле.



Выводы

Непростая штука – отношения – заковыристая. Вроде бы все ясно, а копнешь – куча вопросов и сомнений – иллюзия на иллюзии. Ожидают любовь, гармонию и счастье, а получают жгучую драму и пожизненные мытарства. Но продолжают верить и надеяться, что все дело в «правильном человеке» – надо «просто» перевоспитать партнера, или найти «того самого» единственного и тогда будет «счастье».

Такой подход справедлив лишь отчасти. Разумеется, как и в дружбе, в отношениях у нас не с каждым может сложиться. Но подходящий партнер – это лишь часть успеха. Грубо – процентов тридцать. Оставшиеся проценты зависят от нашей персоны. Какой бы партнер рядом с нами ни был, отношения с ним отражают нашу собственную персону со всеми ее реальными качествами. И если ум напряженно кипит от страхов и общего недовольства жизнью, все это неизбежно будет окрашивать и отношения.

Поэтому нет особого смысла идеализировать верность и осуждать измену. Пока мы не знаем себя, не понимаем, чего хотим и толком не осознаем, о чем переживаем, нестабильность в отношениях – это закономерное следствие, от которого никак не отвертеться. И никакие искусственные ориентиры делу не помогут. Лучшее, что можно сделать – перестать гоняться за красивыми идеалами и честно принять, что отношениям мы еще учимся, буквально на ходу в «боевых» условиях, и поэтому ошибки и просчеты – не какой-то личный крах, а необходимый для душевного взросления практический опыт.

© Игорь Саторин

Статья «Верность, измена и свободные отношения» написана специально для progressman.ru
При использовании материала обязательна активная ссылка на источник.



Источник материала сайт "Психология для продвинутых"
Публикация
 Сайт "OMAR TA SATT"


При выставлении ссылки на форумную тему, вставляйте НАЗВАНИЕ темы,
так как ссылка дает только номер форумного сообщения
.




 
НаталияДата: Вторник, 25.11.2014, 21:44 | Сообщение # 80
Группа: Администратор
Сообщений: 8541
Статус: Offline


Должны ли мы любить?

Опубликовано: Ноябрь 25th, 2014

Продолжаем разбор идеалов. Еще в сентябре, чтобы предварить появление этой статьи на сайте, создал очередной опрос. Тема: «Обязаны ли мы быть сострадательными и любить окружающих?» «Да» ответили 42%, «нет» – 58%. Сразу хочу сказать об одном нюансе. Дело в том, что применять разумную логику для размышлений и ответов на вопросы – куда проще, чем для реальных поступков. Умом-то большинство из нас вроде бы понимает, что любви по принуждению не бывает. Но даже очень разумные люди оказываются обезоружены перед лицом собственных иррациональных чувств. Одно дело – понимать поверхностным умом, и совсем другое – чувствовать, исходя из глубинных бессознательных убеждений. А в глубине души почти каждый хранит идею, что любить нашу персону надо бы не корыстным образом за что-то, а просто так – безусловно.

Задумайтесь, можем ли мы любить просто так? И как это вообще – «просто так»? Просто – ни за что, независимо от условий и обстоятельств, личных качеств и достижений, как бы человек ни блажил, как бы по-свински себя не вел. Умеете вы так любить? И разве такая безусловная любовь может быть нацелена на конкретного человека?

Если любовь перестает зависеть от условий и обстоятельств, она лишается и привязанности к конкретному объекту и становится любовью «вообще» – без целей и умыслов – такое вот неприхотливое и «неразборчивое» чувство, которое, словно пространство тихо и безропотно принимает все, что в нем происходит.

Этой теме на сайте посвящена отдельная статья. А здесь кратко повторюсь. Как я это вижу, то, что безусловной любовью называют – это даже не какое-то конкретное чувство, направленное на объекты, а естественное свойство самого сознания, которое свободно проявляется, когда в жизни здесь и сейчас не возникает необходимости что-то подавлять, или как-то компенсировать. Это – чистое приятие, свойство созерцательного сознания, свободно проводящего через себя все впечатления.

А до тех пор, пока механизмы психологической защиты – подавление и компенсация обороняют личность от реальности, наш комфорт и наша любовь становятся жестко привязанными к конкретным условиям и обстоятельствам. Проще говоря, не умеем мы любить просто так! Даже младенцев. Мать любит свое дитя весьма конкретно и вполне себе «корыстно» за те самые качества, которые в нем замечает. И это – совершенно нормально.

Но иррациональные чувства с такой логикой не согласны. Для них эта психическая прагматичность выглядит холодным, неприемлемым эгоизмом, словно окружающим только и остается, как утилитарно использовать нашу персону в своих корыстных интересах.




Примеры

На progressman.ru эта непростая для наших чувств тема уже затрагивалась в статье про жадность в отношениях. Мы верим, что друзья и близкие должны любить просто так. А когда замечаем, что любят нас не такой вот «святой» любовью, а себе на пользу за наши конкретные поступки, качества и возможности, тут же распознаем чужой эгоизм и жадность!

В отношениях требование любви становится острейшей проблемой. Наивные партнеры для того в отношения и вступают, чтобы хоть здесь их персону одобрительно принимали и ублажали, как «следует» – всецело и безусловно. Сама «любовь» при таком раскладе принимается за обязанность холить и лелеять. Вроде как, «раз любишь, то обязан…» Во время романтического, «конфетно-букетного» периода этот напор притязаний может поощряться, вводя партнеров в заблуждение, будто детская мечта, наконец, удовлетворяется. Но, как только страсти стихают, все чрезмерные посягательства на личную свободу вызывают лишь отторжение.

Эта же глубоко засевшая детская потребность в халявной любви побуждает гнуть пальцы и всеми силами раздувать чувство собственной важности, чтобы люди любили и уважали, как есть – за даром, словно наша персона – такой вот прекрасный, заслуживающий всех благ младенец, которому, когда не любят, только и остается, как горько плакать, чтобы привлечь внимание взрослого мира к происходящей «несправедливости». Иногда такая вот личная трагедия раздувается до масштабов, охватывающих всю жизнь.

Инфантильная несамостоятельность, беспомощность и жалость к себе – еще один пласт проблем, с которыми сталкиваются из страха потерять право на беспричинную любовь и поддержку. Как же, ведь если самостоятельно справляться с трудностями без жалоб и нытья, окружающие увидят и поймут, что наша персона – в порядке и в помощи не нуждается. А потому надо изо всех сил обиженно изображать, как все плохо, чтобы другие заметили эту страшную несправедливость и бросились поддерживать и жалеть.

О жалости мы еще отдельно поговорим вероятно в ближайшее время.

И самая больная, вечно кровоточащая рана общества, под названием «неуверенность в себе» есть ни что иное, как страх понимания, что любить нашу «прекрасную» персону не за что. А потому, ничего кроме утилизации она и не заслуживает. Плачь, хоть до посинения. Я говорю сейчас даже не столько о реалиях, сколько о логике нашего бессознательного, приравнивающего чужое неодобрение к смертельной угрозе.

Как ни раздувай собственную важность, пытаясь доказать, что ты не верблюд, все эти меры по прикрытию признаков личной коренной «дефектности» от «болезни» не лечат, а всего лишь маскируют ее фальшивой образиной, призванной убедить всех, а главное – себя, что все «ОК» и любви наша «прелесть» заслуживает.




«Выгода»

Удивительным образом в долг любви могут верить всю жизнь, не получая ни одного реального подтверждения срабатывания этой манипуляции. Да, «выгодные» стороны тут есть. И если уж любовь требовать, то хотя бы со знанием дела, понимая, что происходит и какими последствиями чревато.

Можно упрашивать, взывать к состраданию и получить в ответ уничижительную жалость. Можно давить на слабость, ревновать, обвинять, морализировать и вызвать у оппонента вину и стыд. Можно агрессивно давить и получить вынужденное согласие со своими требованиями. А чаще всего такие меры приводят к ответной неприязни и отторжению.

И никакой реальной любви в обязательном порядке не случается. Обязанность искренне любить – это оксюморон. «Любовь» по принуждению – не любовь, а психологическое насилие. Понимание, что вынужденной любви не бывает не решает всех проблем, но может подрубить корни невротичности и распутать отдельные узелки личной «кармы».

Упоминая «выгодные» стороны долга любви, я опустил главную, чтобы на ней отдельно акцентироваться. Без этой выгоды вся поддельная «конструкция» не была бы такой прочной и долговечной. Дело в том, что, когда оппонент и сам верит в повинность любви, он способен выдать как раз тот самый эффект, который и создает ложное чувство, будто любовь в силу долга не только возможна, но и должна быть.

В статье о лжеучителях я уже описывал ситуацию, когда обманщик, пытаясь выглядеть лучше, чем он есть, имитирует образ мастера, словно актер в кино, постепенно вживаясь в роль. Он знает, чего от него ждут, знает, каким «должен» быть, и со знанием дела приступает к своей лживой роли, поддерживая и укрепляя картину невроза. Когда его игру принимают всерьез, он и сам склонен поверить, что его показная имитация светлых чувств – и есть настоящая любовь!

То же самое практикует любой идеалист, подчинившийся духовной, или общественной морали, – играет свою роль. «И не дай Бог проколоться!» Ведь тогда все поймут, что никакой любви в нем нет, и поэтому он – якобы «плохой» человек. А что еще остается под напором давления искусственных идеалов? Остается лишь врать, изображая любовь, благородство, доброту, щедрость. А потом с этим поведением свыкаешься и начинаешь верить, что это и есть любовь.

Но реальные чувства никуда не уходят, а продолжают давить и невпопад прорываться на поверхность, подрывая лживую постановку. И начинается внутренний конфликт – невротичные метания, где долг «правильных», обязательных качеств конкурирует с реальными, естественными чувствами. Если побеждают искусственные требования, то человек наглухо подавляет свои живые чувства и желания, и начинается отчуждение от себя, приводящее к глухой депрессии. Жизнь делается бесцветной и мрачной. Если побеждают желания, идеалист принимается себя истязать за слабость и безвольность.

Представьте себе ангела с картонными крыльями и проволочным нимбом, пытающегося убедить окружающих и себя, что все его ангельские атрибуты – настоящие. А другие подыгрывают – дескать, «да, вы хороший человек. И я тоже. Мы – лучше тех других, кто этот маскарад не носит».




Искусственное и естественное

Нас не любят не из вредности и личной прихоти. Мы не любим, не потому, что «плохие». Чувства – спонтанны и естественны. Можно их подавлять, можно практиковать какие-нибудь аффирмации, пытаясь себе внушить то, к чему склонности нет, но глубинные переживания и убеждения все равно прорвутся. На progressman.ru теме такого преобладания глубинного над поверхностным посвящена отдельная статья.

Никто нас любить не обязан. А главное, не обязаны любить и мы. Позволять себе право на честные, реальные чувства – все равно, что дышать свежим воздухом, вместо удушливого смрада из красиво декорированного противогаза.

Парадокс в том, что именно требования душат то, что рождается и живет естественным образом. Искусственное неизбежно подавляет естественное. Реальные, искренние чувства – спонтанны, диктату не поддаются, и проявляются сами именно там, где над ними не совершается насилие долгом морали и нравственности. Там, где есть шанс на реальную любовь, обязанность и долг любить, этот шанс убивают.

Хотите любви? Будьте честными и создавайте условия для ее роста. Устраивает лживая имитация? Тогда, продолжайте требовать, давить на совесть, или жалостливо умасливать. Но потом не жалуйтесь на отчуждение партнера. И не удивляйтесь, что вас принимают за капризное дитя с дрянным характером.

Почти никто не додумывается подвергнуть собственные требования реалистичности. От психолога здесь требуется, прежде всего, самому не быть подверженным искусственным идеалам, уметь эту ложь различать, и самое сложное – вытаскивать самообман клиента на поверхность и наглядно отображать.

Без драгоценного права на беспричинную любовь сама жизнь может показаться лишенным праздничного волшебства, холодным и мрачным хаосом. Это – эхо наших детских страхов. Мы привыкли получать внимание и любовь по требованию, вероятно, пока орали в люльке, привлекая внимание родителей. Быть ответственным, душевно взрослым человеком – нелегко. Но вторичные выгоды инфантильных притязаний порой обходятся, куда дороже.

© Игорь Саторин

При использовании материала обязательна активная ссылка на источник.



Источник материала сайт "Психология для продвинутых"
Публикация
 Сайт "OMAR TA SATT"


При выставлении ссылки на форумную тему, вставляйте НАЗВАНИЕ темы,
так как ссылка дает только номер форумного сообщения
.




 
НаталияДата: Среда, 26.11.2014, 11:53 | Сообщение # 81
Группа: Администратор
Сообщений: 8541
Статус: Offline


Любимые песни эго


Каждый имеет полное право воспринимать этот текст наиболее удобным для своего эго образом.
А иных «образов» у эго и не бывает.


  • Я знаю, что ничего не знаю, но знаю это гораздо лучше других.
  • Я ношу маску высокодуховной личности, за что ожидаю уважения и почитания.
  • Я – необычный человек, хотя бы потому, что все люди – необычные, но я – особенно необычная личность и даже где-то избранная, как Нео из «Матрицы».
  • Я занимаюсь саморазвитием, чтобы эффективней гордиться собой.
  • Я иногда избегаю местоимения «я», чтобы казаться отрешенным.
  • Я снисходительно соглашаюсь с другими, как бы показывая им, что и эти простые смертные, наконец, доперли до «истины», которая мне уже давным-давно известна.
  • Я с высокоталантливой усердной внимательностью выискиваю и нахожу изъяны и ошибки других людей, чтобы на фоне их неудач порадоваться своему несомненному превосходству.
  • Я раздаю самодовольные советы, как всезнающий Гуру, чтобы показать другим неучам, как я высок и как низки они со своими низкосортными переживаниями.
  • Я выражаю свое мнение как вселенскую истину, чтобы простые смертные узрели, как я велик и как низки они в своей бессмысленной смертной возне.
  • Я грежу о золотом троне и заслуженных великих почестях для своей соответственно «великой» персоны.
  • Я ною о том, как нелегка жизнь, чтобы другие уразумели, как велики мои «святые» страдания и, наконец, догадались, какого высокого уровня уважения я заслуживаю.
  • Я порой становлюсь всезнающим генератором концепций, почерпнутых из текстов, которые перемешавшись в моей голове в случайном порядке, вываливаются из меня в форме «собственных гениальных прозрений».
  • Я где-то недавно вычитанную истину, знаю чуть ли не с рождения, о чем старательно даю понять всем окружающим, чтобы окружающие поняли, какой я мудрый человек.
  • Я уже давно все понял, а остальные колбасятся, ибо еще недопоняли и недопросветлели.
  • Я отбираю лучшие рекламные модули своего «я», и размещаю их на общественных витринах социальных сетей.
  • Я выхожу в свет, тщательно замаскировав все личные изъяны модным в данном конкретном «свете» камуфляжем.
  • Я брезгливо рассуждаю о том, как глупы и низки другие люди, чтобы почувствовать себя лучше и выше «серой массы».
  • Я иногда использую деловые виджеты и дорогие гаджеты, чтобы другие знали, какая я важная персона.
  • Я играю в игры, чтобы ощутить свое величие хотя бы понарошку.
  • Я читаю progressman.ru, чтобы стать невероятно продвинутой личностью, и научиться себя дурачить с утонченностью духовных мастеров.
  • Я знаю путь со всеми его этапами, и каждый раз, заходя в тупик, я возмущаюсь наглой глупости жизни, не разделяющей моего «великого» знания.
  • Я читаю книги и смотрю фильмы, чтобы ощутить себя причастным к великим иллюзорным достижениям героев фильмов и книг.
  • Редкие «успехи» в духовной практике раздувают мое эго до небес, от чего я порой фантазирую, как стану модным Гуру, которому все поклоняются и платят бабло на халяву.
  • Иногда я хочу быть просто скромным и отрешенным человеком, которого за его скромность и отрешенность заметят, и вознесут на небесный золотой трон, где окажут все величайшие почести, которых я заслуживаю.
  • В глазах других людей я подспудно стремлюсь затесаться где-то между Буддой и Христом, или в команде других высокоуважаемых сущностей, для чего использую саморазвитие как превосходное прикрытие собственного тщеславия.
  • Я щедро делюсь своим мнением, как великим информационным даром, который я свято жертвую простым смертным невеждам, чтобы возвыситься над ними.
  • Я духовный человек и потому автоматически по велению самого Творца должен иметь допуск к небесной халяве, проявленной, в том числе и во всевозможных земных благостях и прелестях.
  • Если какой-то человек смеет не соответствовать моим ожиданиям, он должен по справедливости поплатиться, перенеся все необходимые для этой процедуры побои, которые окупят мои «святые» мучения.
  • Если жизнь упорствует, продолжая противоречить моему мировоззрению, я становлюсь на путь «святого мученика», и начинаю добивать себя наиболее подходящим для ситуации разрушительным методом, при этом как бы приговаривая: «посмотрите, что вы все со мной делаете!»
  • Я готов подписаться под словами уважаемых мною людей, чтобы таким образом стать с ними в один ряд.
  • Иногда я, будучи профаном и любителем, даю советы профессионалам, чтобы сразу на халяву практично возвыситься до высокоавторитетных сфер.
  • Когда мои поверхностные советы информационные жемчужины не принимают с должным почтением, я понимаю, что эти глупые людишки попросту не дозрели до моего божественного сверхзнания, хлопаю дверью, и, задрав нос, удаляюсь.
  • Иногда я хочу стать добрым и святым, чтобы тешить свое эго по-мастерски изящно.
  • Я следую по «правильному» пути, потому что он оправдывает мой образ жизни.
  • Если кто-то считает меня красивым человеком, я, безусловно, рассчитываю на халяву в отношениях с поклонниками этой своей «красоты».
  • Иногда я ношу неброскую одежду, чтобы ощутить какой я крутой и отрешенный человек.
  • Иногда я как бы нехотя трачу два часа на прихорашивание, чтобы как бы непроизвольно выставить себя в лучшем свете, и завоевать всеобщее внимание.
  • Я создаю красивый образ себя, чтобы извлекать из него максимальный профит.
  • Я коллекционирую продвинутые теории, каждый год, откладывая практику на следующий год.
  • Я на самом деле – жадина, а редкие порывы «щедрости» идут от желания ощутить свое снисходительное величие перед прочими слабыми и падшими.
  • Хоть в глубине души я и люблю всех, но если копнуть еще глубже, мне на всех начхать.
  • Я спокойно могу пропагандировать «высокие» ценности, идеалы и принципы, то и дело бесстыдно и «отрешенно» нарушая их.
  • Я практикую свинство под маской гибкости и раскованности.
  • Иногда мое самолюбование самозабвенно зашкаливает до таких невероятных высот, что мне начинает мерещиться, будто я – чрезвычайно особенный человек, прям – ребенок Бога.
  • Я хочу казаться умным, и получать за это признание и бабло на халяву, чтобы не работать как все смертные по сорок часов в неделю.
  • Я занимаюсь духовной практикой, чтобы стать крутым человеком и добиться всех высокосортных благ на халяву.
  • Я занимаюсь духовной практикой, чтобы снять с себя ответственность за свою жизнь под предлогом святой отрешенности.
  • Я – божество, а все прочие – коричневато-серая масса невежественных мирян.
  • Мой путь – лучший, а все прочие невежды бродят в бессмысленных потемках.
  • Я, безусловно, знаю истину, а мнение других людей – лишь выпячивание их эго.
  • Иногда считаю себя особенно крутым и продвинутым, когда вскрываю какие-то свои поверхностные самообманы.
  • Я дурю себя настолько эффективно, насколько возможно, и надеюсь научиться это делать еще более изощренными методами, чтобы потом просветлеть и стать таким же крутым как Гаутама Будда, или даже еще круче!
  • Я иногда оцениваю поведение других, как арбитр, ибо уж я то знаю как надо…
  • Я доказываю свою правоту, чтобы защитить свое величие истину.
  • В споре я ожидаю поддержки от других, чтобы и другие подтвердили мое превосходство над оппонентом истина и справедливость восторжествовали!
  • Мой гнев – праведная защита истины и справедливости, а гнев других – бесноватое эгоистичное зло.
  • Чужие идеи и мнения, не совпадающие с моим глубоко продвинутым и возвышенно одухотворенным мировоззрением – просто идиотские иллюзии.
  • Мое мнение – авторитетное выражение вселенских законов, а человечишка, посмевший высказать иную точку зрения – просто самодовольный глупец, который должен по справедливости поплатиться и осознать, как я мудр и велик, и тогда, быть может, я великодушно прощу его темноту и невежество.
  • Я продолжаю думать, что текст «Любимые песни эго» в основном – о ком-то другом…


© Игорь Саторин

Текст “Любимые песни эго” написан специально для progressman.ru
При использовании материала обязательна активная ссылка на источник.

П.С.
Большая часть «песен» свойственна каждому. Но в большей степени здесь акцентируются эго-тенденции современного фаната всевозможных теорий личного и духовного роста – среднестатистического читателя и писателя с этого сайта.
По мере наблюдения за происходящим, текст будет дополняться.
Ваши искренние «песни» в комментариях приветствуются.


Опубликовано: Июль 15th, 2012



Источник материала сайт "Психология для продвинутых"
Публикация
 Сайт "OMAR TA SATT"


При выставлении ссылки на форумную тему, вставляйте НАЗВАНИЕ темы,
так как ссылка дает только номер форумного сообщения
.




 
НаталияДата: Среда, 26.11.2014, 12:22 | Сообщение # 82
Группа: Администратор
Сообщений: 8541
Статус: Offline


Лжеучителя:
игры мастеров спорта по просветлению


В наше время драгоценная весть о бесплатном решении всех проблем – то есть, о просветлении, распространяется с огромной скоростью. Нарастающий спрос порождает нарастающее предложение – количество «просветленных» мастеров, «постигших» способ халявной благодати, и готовых поделиться своей мудростью, с каждым годом увеличивается в геометрической прогрессии. Все больше людей, пребывающих в поиске, начинает понимать, как классно быть «просветленным мастером», когда любимое хобби, вдруг становится образом жизни, и больше нет необходимости ходить на работу. Все больше искателей истины постигает, что духовность – это превосходнейший способ самовозвеличивания под предлогом презентации божественной милости. В общем, настало время что-то сказать о некоторых подводных камнях этого неоднозначного феномена. Статья получилась жестковатая. А иного способа говорить об иллюзиях пока не вижу. Все же цель духовного пути – истина без «прикрас», а не почет и слава.



Предупреждение

Прежде, чем начать, как бы в оправдание хочу сказать, что речь в этой статье – совсем не о просветленных мастерах, а только о тех обманщиках, которые лишь имитируют просветленных мастеров, словно актеры в кино, постепенно вживаясь в роль. То есть я вовсе не утверждаю, будто все известные просветленные мастера – лжецы. Возможно, в вашем случае жизнь делает свое чудесное исключение. Но это самое «возможно» может стать той соломинкой, потянув за которую, на голову прольется ушат иллюзий.

Все, что я ниже описываю – необязательно характеризует каждого самоназванного мастера. Подразумевается, что цель статьи – вовсе не повальная критика современных учителей человечества, а напоминание о том, каким коварным может быть ум в отношении своего «хозяина», когда гонится за духовным величием.

Если вы испытываете трепетные чувства в отношении какого-либо мастера, то на всякий случай, чтобы лишний раз не травмировать психику, можно, например, эту статью не читать, можно посчитать, что автор статьи – завистливый критикан, или, что здесь речь вовсе не про вашего фаворита, а про иного – чьи поклонники пребывают в неведении, на фоне которого ваш путь – наилучший. В общем-то, именно такую вот процедуру возвеличивания своего любимого учения большинство практиков с завидным упорством и практикуют.

Прошлым летом на progressman.ru уже публиковалась статья «любимые песни эго», которая по сути представляет собой сборник типичных эго-тенденций на духовном пути. Ниже перечисляются основные песни эго, свойственные «типичному» лжегуру.




Песни мастеров спорта по просветлению

Чтобы не проколоться, лжегуру зачастую опасается описывать практику своим языком, и вещает заезженными книжными истинами, которые перемешавшись в его голове в случайном порядке вылетают в виде собственных гениальных прозрений. Избегает местоимения «я», чтобы выглядеть отрешенным. Иногда снисходительно соглашается со своими слушателями, как бы показывая им, что и эти простые смертные, наконец, доперли до «истины», которая ему уже давным-давно известна.

Выражает свое мнение как вселенскую истину, чтобы простые смертные узрели, как он велик и как низки они в своей бессмысленной смертной возне. В глазах своих поклонников стремится затесаться где-то между Буддой и Христом. Не любит слушать, но щедро делится своим мнением как великим информационным даром. Уверен, что в роли распространителя духовных знаний заслуживает допуск к небесной халяве, проявленной в том числе и во всевозможных земных благостях и прелестях.

Если кто-то отказывается слепо внимать его речам, склонен считать, что этот неблагодарный слушатель просто еще не дозрел до понимания его божественных истин. Старается выглядеть либо раскованно радостным, либо отрешенно угрюмым – в обоих случаях с претензией на выражение одним своим видом глубокой мудрости бытия. Свои неосознанные жесты и упущения оправдывает волей Всевышнего, или равнозначным ко всему принципом недвойственности.

В каком-то смысле такой «мастер» идет на сделку с лукавым – выбирает признание в ущерб истине. Все его слова – о просветлении, но сам-то он просветление променял на самоутверждение. В глубине души лжегуру, конечно, может надеяться, что уж сейчас-то, посвящая жизнь наставничеству, у него будет больше возможностей для практики, и реализация все равно придет как бы между делом..

Свою ложь он оправдывает той полезной информацией, которую поставляет адептам. В качестве информационного товара обычно отдает предпочтение учению адвайты, потому что ее теория, попускающая внешние вольности, как нельзя лучше подходит в качестве прикрытия и оправдания любого личностного свинства, теоретической непоследовательности, и наплевательского отношения к сложившимся духовным традициям.

Титул просветленного мастера решает все его проблемы – дает славу, признание и деньги, позволяет сбежать от жизненных забот, прикрывшись любимым занятием. Круг поклонников для него становится своего рода гарантом легкой и радостной жизни. Легкость жизни осуществляется за счет рабочей силы адептов, а радость – за счет их упоительного внимания.

Исходя из таких бонусов, становится понятным, насколько велико искушение натянуть на себя маску божественного учителя. Именно таким образом эго утоляет максимум своих потребностей – получает славу и всеобщее внимание, граничащее с подобострастным преклонением.

Остается лишь удивляться тому, как этот обличающий себя маскарад принимается поклонниками лжегуру за чистую монету. Адепты надеются усмирить свое эго, обучившись этому делу у человека, приложившего максимум усилий, чтобы свое эго как раз таки возвеличить в толпе поклонников самым престижным титулом – просветленного мастера.




Игры «мастеров»

Сначала лжегуру сам называет себя просветленным. Затем, когда ему начинают подыгрывать наивные искатели, он склонен поверить, что титул просветленного и всеобщие преклонения ему дарованы не случайно, а по воле высших сил. С этого момента он и сам верит в свою величественную уникальность. Пускай у него есть земные потребности, пускай он как и все поглощается снами, пускай он страдает, но в его глазах эти страдания – особенные. Он может поверить, что таким образом сострадательно отрабатывает чужую карму и помогает самому Всевышнему.

Он словно король, снисходительно принявший свою должность, дарованную ему высшей силой. Если сохранена толика здравого смысла, наш недопросветленный «мастер» может понимать, какой цирк ради своей потехи устроил. Это понимание может его пугать и восхищать одновременно. Он подавляет голос совести, или подкупает ее всеми возможными оправданиями своих тщеславных решений.

Его вера в свою божественность выполняет двойную функцию: побуждает принимать дары и преклонения как должное и глушит совесть. Зачем переживать о своей лжи? Ведь раз ты – проводник высших сил, то безусловно достоин тех царственных почестей, которые приносит эта «божественная» ложь. В итоге он использует все возможности, чтобы как бы случайно подчеркивать свою «святую» отрешенность на словах, в жестах и в поведении.

Адепты «мастера» используются как дойные коровы, от которых принимаются все возможные блага – энергия, внимание и деньги. Взамен им поставляется величественная причина, по которой все эти блага должны быть дарованы в пользу мастера. Эта причина – ощущение причастности к высшей реальности, проводником которой лжегуру себя позиционирует. То есть, лжегуру устраивает все таким образом, чтобы поклонники поверили, что за их поклонение он поставляет им самого Бога, или иные высшие нематериальные ценности, в которые адепты верят.

Божественное – удобнейший «товар». Для его создания не нужны заводы и фабрики, для хранения не требуется складских помещений, а сам «товар» легковерными адептами ценится как наивысшее благо. Безумный спрос порождает безумное предложение. Люди не могут найти свое счастье на земле и сбегают к запредельному.

Адепты верят, что мастер устраивает мастер-классы по просветлению, но на деле же эти мастер-классы – по большей части о том, как стать точно таким же «мастером» мастер-классов – то бишь лектором «сатсангов», которые по своей сути зачастую являются простым вольным изложением книжных теорий адвайты.




Секрет «божественности»

Есть один секрет, благодаря которому любой человек в наших глазах может выглядеть божественно прекрасным. Дело в том, что вера – это истинный источник возвышенных переживаний. Кто бы перед тобой не сидел, если поверить, что это – посланник божий, сама эта вера подключит все необходимые возвышенные переживания, которые помогут в этой вере укрепиться. С таким же успехом можно поверить в божественность камня, и простираться перед ним с неподдельным благоговением.

Так работает приятие. Когда нам что-то нравится, будь то приятная музыка, или красивый человек, включается спонтанная вкушающая созерцательность. При этом мы ощущаем опьяняющую легкость и радость, потому что в этот самый момент принимаем себя и свою жизнь. Красивые образы нам нравятся именно потому, что глядя на них, внимание становится непрерывным, и таким образом происходящее здесь и сейчас принимается. В этом и есть суть медитации – быть сейчас, и эта практика приносит возвышенные ощущения.

А если это не просто красивый образ, но образ, которому силой веры приписывается божественность… тогда приятие включается на полную катушку, извлекая из подсознания самые качественные проекции. Иными словами, кто бы перед тобой не сидел, если поверить, что это – сам Бог, или его посланник, будут включаться те самые возвышенные переживания.

Нечто родственное ощущают всевозможные фанаты, поклоняющиеся звездам шоу-бизнеса. А духовному мастеру в этом отношении, чтобы впечатлять поклонников, совершенно не обязательно быть просветленным. Достаточно быть мастером красивых презентаций просветления.

Не каждый «мастер» знает об этом принципе, и когда ему описывают мистический опыт, пережитый в его присутствии, он начинает укрепляться в иллюзии своей божественности, и думает, что не зря выбрал такой путь.

В отношении мистических переживаний своих адептов, мастера духовных презентаций, как правило, практикуют двойную мораль – если тебя прет от радости – это заслуга «мастера», а если колбасит – то вот это уже отработка твоей личной кармы. То есть все самое светлое такие учителя склонны приписывать своему светлому образу, а негативные черты – личным проекциям адептов и проискам завистников.

Явления, которые здесь описываются совершенно необязательно тут же проецировать на первого попавшегося на глаза «мастера». Как уже говорилось в статье о чувстве собственной важности, при ознакомлении с подобной теорией, начинающий практик склонен отыскивать горделивые химеры в ком угодно – только бы не в себе. Будто сама эта концепция для того и существует – чтобы уличать во лжи всех вокруг.

Истинная практика – видеть все как есть, быть честным прежде всего в отношении своей персоны. Как там у других – это их личное дело. Иными словами, цель статьи – не разоблачение конкретных мастеров, а напоминание о личном выборе, который каждый на своем пути делает. А выбираем мы, упрощенно говоря, либо самоутверждение, либо истину.

© Игорь Саторин

Статья «Лжеучителя: игры мастеров спорта по просветлению» написана специально для progressman.ru
При использовании материала обязательна активная ссылка на источник.


П.С.
Откуда столько нелестных выводов о гурствующих? Будучи психологом, консультирующим в том числе и по вопросам духовности, у меня есть классная возможность – говорить с людьми по душам, и наблюдать за сходными тенденциями в тех самых случаях, когда устремление к очищению уступает самоутверждению. Как и прежде, я ничего против вышеописанной деятельности не имею. Каждому – свое.

П.П.С.
А год назад на сайте проходил такой вот опрос:




Источник материала сайт "Психология для продвинутых"
Публикация
 Сайт "OMAR TA SATT"


При выставлении ссылки на форумную тему, вставляйте НАЗВАНИЕ темы,
так как ссылка дает только номер форумного сообщения
.




 
НаталияДата: Среда, 26.11.2014, 13:13 | Сообщение # 83
Группа: Администратор
Сообщений: 8541
Статус: Offline


Cделка с дьяволом

Опубликовано: Апрель 9th, 2013

Возвращаюсь к одной очень важной, даже сказал бы – «величественной», и при этом предательски скользкой теме. Это – чувство собственной важности – то самое, коварное ощущение, раздувающее нашу персону до грандиозных размеров, чтобы потом сдавить ее до смехотворного ничтожества. Это – извечная центральная проблема практически каждого человека, приводящая к постоянным беспокойствам о чужом мнении, побуждающая к вечной гонке за «лучшим», к негодованиям и обидам на судьбу за ее «несправедливость» в адрес нашей уникальной персоны. О симптомах этого явления на progressman.ru сказано уже немало. Большинство из нас способны более-менее различать свои поверхностные понты, особенно в такие минуты, когда жизнь их беспощадно обламывает. Но что дальше? Как усмирить гордыню и освободиться от неврозов? Как прекратить эту нескончаемую игру в величественное ничтожество, и начать радоваться реальной жизни? Как разорвать эту чудовищно-невыгодную сделку с дьяволом?!



Предыстория

Каждый хочет счастья. Мы жаждем наилучшего исхода для нашей многострадальной персоны. Все наши ожидания, все самые светлые надежды – это устремление к идеалу, который воплощает наши мечты. А где он, этот идеал? Так уж получилось, что эту жизнь мы понимаем своим маленьким умом. Другой понималки для нас не существует. Об этом явлении на progressman.ru уже был ряд статей под тегом «проекции». Здесь я веду к очевидному выводу – идеал, к которому все мы стремимся находится в нашей голове…

Устремление к идеалу формирует искусственное идеальное «я» – нафантазированный красивый образ, где наша персона становится самим совершенством, или просто кем-то очень продвинутым – таким человеком, который может по праву почувствовать свою как бы «реальную» важность, или даже – величие.

Здесь начинается первая стадия самообмана. В какой-то момент мы в этот идеальный образ начинаем верить, мы начинаем полагать, будто придуманное нашим умом идеальное «я» – это нечто реальное, и в своей реальности является самым прекрасным вариантом нашей жизни на этой планете. Мы верим, что в тот самый момент, когда мы сольемся с идеальным «я», все наши проблемы, словно по волшебству, начнут автоматически разрешаться, и наступит долгожданное счастье. По этой самой причине мы крепко вцепляемся в иллюзию идеального «я», и расходуем все возможные душевные силы на ее поддержание и укрепление.

Это и есть сделка с дьяволом, на которую мы простодушно ведемся, и продолжаем всю жизнь верить в ее условия. Мы полагаем, что пик самоутверждения, где мы тешим чувство собственной важности наивысшим и наилучшим образом – это момент нашего личного триумфа – момент воссоединения с идеальным «я». Беда в том, что по наивности вступая в эту дьявольскую сделку, мы не понимаем ее реальных условий и последствий.

Сделка с дьяволом – это психологический трюк, который приводит ко всем разновидностям невротичного самообмана. Это – наивная слепая вера, которая начинается, когда невинный ребенок замечает, что его любят не за то, какой он есть, а за то, каким он нравится. И пожалуй, в этой злополучной манипуляции нет виноватых – таковы механизмы душевного взросления, когда мы учимся различать правду, продираясь через дебри лжи.



Подвох сделки

Идеалу мы приписываем все самые выдающиеся, первоклассные качества и способности. По мере формирования идеального «я», рядом формируется еще одно «я»… – такое «я», которому достаются одни лишь объедки с барского стола – все то, что не согласуется с нашим воображаемым идеалом. Это – наше презренное «я».

Презренное «я» формируется с такой силой, с какой формируется идеальное. Фактически они созревают и кристаллизуются одновременно, потому что являются двумя полюсами одного и того же явления – внутреннего раскола. Возникновение презренного рядом с идеальным – неизбежный процесс. Как бы мы этого не хотели, идеальное «я» не может существовать само по себе в отрыве от презренного «я». В этом и заключается подвох сделки с дьяволом.

Мы можем только обманывать себя иллюзией будто идеал может и должен существовать самостоятельно – без вытесненных презренных качеств. Сама эта вера в совершенный идеал без посторонних уродливых примесей является одной из опор идеального «я», которая раскалывает психику напополам, и создает болезненную двойственность, из-за которой мы всю жизнь убегаем прочь от себя по направлению к выдуманному совершенству.

Идеальная работа, идеальный супруг, качественные друзья, первосортные родители, высококлассные дети, перворазрядные добродетели, непревзойденные таланты, правильное поведение – этот экзамен сдать просто невозможно.

Когда наша жизнь и последствия наших действий откровенно не вписываются в сверхъестественные нормативы идеального «я», нам тут же делается до тошноты дурно, потому что в этот самый момент мы отождествляемся со своим недоброкачественным презренным «я» – с ненавистным переживанием собственной совершенной несостоятельности. Просто, как ни крути, а жизнь всегда отличается от наших заоблачных фантазий об идеальном положении вещей. И никаких других проблем, у нас в этой реальности по сути – нет.

Просто мы очень-очень хотим слиться со своим идеальным «я». Мы верим, что эта сделка гарантирует наш успех и спасение от всех невзгод. И поэтому, когда кто-то пробует нас отрезвить, мы начинаем сопротивляться, порой, настолько отчаянно и даже агрессивно, словно нас пытаются лишить спасительного билета в рай. На деле же мы лишаемся только иллюзорной веры в такой билет. Но поначалу по неопытности «приманка» выглядит настолько чарующе, что отказаться от этого дьявольского лохотрона просто невозможно.



Извороты лукавого

Образ идеального «я» может меняться. Вчера мы представляли себя красивыми и богатыми, сегодня – великими просветленными – обладателями сверхспособностей, завтра это может быть какой-нибудь чуть более реальный – продвинутый профессионал, мастер своего дела. Все это – лишь гардероб идеального «я». Смена деятельности, порой, ничего не решает – все та же ментальная мастурбация; просто раньше для возбуждения сигнальной системы использовался гламур, а теперь – бизнес и духовность.

Даже путь по становлению собой в какой-то степени почти неизбежно диктуется все той же потребностью – слиться с идеальным «я». Иллюзии утончаются, и на следующем этапе идеальное «я» может обрядиться в так называемое настоящее, реальное «я», свободное от невротичных заскоков – в общем-то, этим оно и идеально.

Презренному «я» в такой ситуации приписывается наша как бы «негодная» потребность в самоутверждении. И тогда, замечая за собой признаки чувства собственной важности, мы проделываем очередной изворотливый трюк, и снова пускаемся в самообман – начинаем себя грызть и ненавидеть за свои «презренные» потребности в понтах. Идеальное «я» от таких маневров только растет, накачивается красивыми фантазиями о качествах здоровой, свободной от понтов личности. А по факту, именно эту свою свободу от понтов, личность как раз для того и генерирует – чтобы понтоваться наиболее эффективным методом – уверенно и реалистично, в образе психически здоровой, близкой к просветлению особы.

Хитросплетения ума – многогранны. Каждый шаг к свободе – с оглядкой на все возможные способы сохранить максимум иллюзий о собственном величии. Мы просто не можем иначе! Мы стремимся к лучшему. А лучшее мы ожидаем от будущего. Но живем-то мы сейчас. И в этом «сейчас» у нас кроме лживых ожиданий – нет иных представлений о вероятном будущем.

По тем же принципам работает влюбленность – мы проецируем черты идеального «я» на объект страсти, и создаем драматическую привязанность. Без любимых – мы презренные ничтожества, а с ними – ощущаем торжество, граничащее с опустошающим пониманием, что где-то в самом начале этого спектакля, мы себя крепко одурачили.




«Святая» вера в сделку с дьяволом


Психолог Ирвин Ялом считает, что мы верим в собственную необыкновенность и конечное спасение, чтобы закрыться от осознания собственной смертности. То есть, таким образом мы прячемся от правды и начинаем развивать иллюзию.

Феномен идеального «я» как сделку с дьяволом рассматривает психолог Карен Хорни – ее представления о неврозе легли в основу этой статьи. В погоне за безграничным величием, человек «продает» свою душу, то есть, предает себя и отправляется в ад бесконечных терзаний и неистощимого презрения к себе.

Помимо нарастающих терзаний, наши нездоровые запросы к судьбе, лишают побуждений действовать своими силами. Свои силы при таком раскладе попросту истощаются, а способность принимать решения и следовать им – постепенно атрофируется; такова цена сделки. В итоге мы злимся на судьбу, когда она не выполняет свои обязательства по контракту, который мы с ней в своем воображении заключили.

Мы верим в сделку с дьяволом, как дети верят в волшебство. Выигрыш от такого контракта – минимальный и совершенно непредсказуемый. Реальный шанс осуществить что-либо – взять ответственность за свою жизнь на себя. А пассивные требования исключительных привилегий ничего ценного не дают, потому что это – самые что ни на есть пустые невротичные иллюзии.

Мало понимать все это умом. Даже осознавая непоследовательность своих умозаключений, на бессознательном уровне невротик продолжает полагать, что он сам – не такой как все – особенный человек, для которого провидение все-таки обязано сделать уникальное исключение; надо лишь продолжать и дальше убежденно верить. А пока мечты не сбываются, невротик полагает, что он просто пока недостаточно упорно настаивает на своих притязаниях, или его вера в чудо собственной уникальности – еще недостаточно крепка.

Иногда все же невротичные требования к судьбе могут сопровождаться номинальными действиями, и приводить к какому-то результату. И тогда несчастный невротик полагает, что его запросы по волшебству, вероятно, силой его визуализации, сбываются! И он укрепляется в своей вере в награждающую «справедливость», потому что, как бы видит, что судьба, наконец, воздает ему по заслугам.

При таком раскладе подавляющая часть личной силы уходит на пустые надежды, воображаемые усилия, мольбы, стенания, истеричную радость – в общем, на болезненные фантазии, где невротик, словно дитя, убежден, будто общается с какой-то высшей инстанцией, ответственной за выгодную для него справедливость. Причем на уровне поверхностного ума он может быть сухим скептиком, а в душе, в тайне от всех, и даже где-то от себя – скрывать свои простодушные притязания к судьбе.

Невротик без всяких оснований ждет от жизни чуда, потому что именно так он воплощает свое идеальное «я». Ведь все наивысшие привилегии, как он верит, – это реальные права его идеального «я». Верой в свои требования к судьбе, он создает иллюзорную реальность идеального «я», где он – выше законов жизни, которым подчиняются лишь простые смертные.

А когда невротик видит, что его запросы не воздаются, и законы жизни распространяются и на его персону, в этот момент, казалось бы, уже нельзя продолжать и дальше себя дурачить. Но и здесь изворотливое самолюбие находит лазейку. В такой ситуации невротик верит, что его не сбывающиеся желания доказывают лишь одно – жизнь несправедлива! И надо просто продолжать настаивать на своих идиотских требованиях к судьбе. Ведь эти требования – это «гарантия» грядущего успеха!

А когда эту «гарантию» подвергают сомнениям, невротик злится. Он не хочет замечать ущербность своего напряженного самообмана. Он может догадываться, что дурачит себя, но тем не менее, упоенно продолжает следовать «сделке», потому что вред от нее – ничего не значащая мелочь в сравнении с будущей славой!



Слава идеального
«я»


Иногда сделка с дьяволом разрастается до государственных масштабов, где «эгрегор» страны позиционирует мечту для миллионов людей. Причем неважно – американская это мечта, или мечта советского гражданина, ее образы – одинаково лживы, и в равной степени раскачивают двойственность душевного провала и успеха.

Когда невротик продолжает верить в чудо, которое ему задолжала судьба, он пренебрегает реальными возможностями, приводит свои дела в запущение, и теряет интерес к реальной жизни. А жизнь в силу такого наплевательского отношения действительно начинает напоминать мрачное болото, в котором несчастный фантазер продолжает лелеять свои сказочные надежды.

Когда невротик ошибается, он, чтобы сохранить ощущение своей непогрешимости, сваливает ответственность за свои ошибки на внешние обстоятельства, – дескать, он то – идеал, а мир – несправедлив и несовершенен.

Когда невротик начинает понимать, что с ним происходит, то по инерции продолжает цепляться за идеальное «я». И попытка излечиться от невроза может стать проекцией устремления – прийти к совершенству таким, как бы истинным и правильным способом. При таком раскладе невротика интересует не столько реальное исцеление, сколько возможность посчитать себя исцеленным – и потому продвинутым. И в таком ключе, он то и дело будет имитировать образ здоровой личности в ущерб реальному психическому здоровью.

Именно так адепты всевозможных гуру рано или поздно и сами начинают примерять на себя роль просветленного учителя. Ведь именно этого изначально они и хотели. А реальная истина искателей славы интересует постольку, поскольку ее концепция является удобнейшим средством – потешить самолюбие – осуществить на практике сделку с дьяволом. Даже путь становления собой в какой-то степени почти неизбежно будет продиктован все той же потребностью – слиться с идеальным «я».

Сделка с дьяволом может принести славу. Но напряжение никуда не уйдет. Идеальное «я» – бездонная пропасть, пределом которой становится тирания в мировых масштабах, как это случалось с некоторыми правителями государств.



Безнравственная нравственность

Казалось бы, если человек стремится к идеалу, то именно такое устремление должно было бы привести к чему-то светлому и благому. Однако на деле происходит обратное. Самые невинные эмоции и качества, которые не вписываются в идеальный образ, с раннего детства силком без разбора подавляются в бессознательное, где скапливаясь годами, дорастают до размеров исполинского чудовища. И тогда сквозь маску милого человека, ко всеобщему удивлению, вдруг, начинает выглядывать презрительное страшилище, обладателю которого потом делается непереносимо стыдно за себя. И чтобы избежать этого стыда, человек блокирует свое нутро с удвоенной силой, и создает в каналах течения своей жизненной энергии «кармические узлы» – непробиваемые блоки и заторы.

Мораль и нравственность побуждают нас к совершенно аморальной и безнравственной лжи. Подделывая себя под рамки красивой морали, мы только прикидываемся хорошими людьми, а на деле себя настоящих мы совсем не знаем. Чем сильней устремление к идеальному «я», тем больше в жизни искусственного, когда все действия диктуются ложными идеалами, а не реальными чувствами. И если человек не способен следовать таким идеалам, он начинает себя презирать – отождествляясь с презренным «я». И ведь каждый знает – быть идеальным невозможно, но все равно – очень-очень хочется!

Мы страдаем не столько от проблем, сколько от ощущения бессилия, от ощущения своей никчемности, просто потому, что не можем решить все свои проблемы сразу, не совершая унизительных для идеального «я» просчетов и ошибок. Поэтому мы не хотим решать свои проблемы, а хотим халявного совершенства. В итоге нам проще закрыться от жизни, и наслаждаться видимостью совершенства.

Иными словами, нас на самом деле беспокоят не реальные проблемы, а качество иллюзии, что с нами все – ОК, степень реалистичности нашего раздутого на пустом месте совершенства. Поэтому мы стараемся не столько решать проблемы, сколько умело пудрить друг другу мозги, изображая из себя продвинутых ребят.

Мы с дрожью в руках вцепляемся в свои попугайские маски, и смотрим друг на друга, и видим неловкость, замечаем дрожь голоса, легкий румянец на щеках, и где–то глубоко подспудно пониманием – все мы одинаковые.

Следуя за рабскими рамками идеального «я», мы начинаем себя ненавидеть, и в этой ненависти совершаем над собой насилие в попытках стать пределом собственных мечтаний. Презренное «я» становится жестоким погонщиком, подгоняющим наше нутро к невозможному.

Невроз рушится, когда мы проживаем всей душой, насколько наши ожидания и требования к судьбе необоснованны и неадекватны. Судьба нам ничего не должна. Долг людей и долг жизни перед нами – это товар нашей невротичной сделки с собою…

Здесь есть только один выход – просто наблюдать за тем, как все это происходит. И главное – не ждать от себя каких-то «великих» результатов, потому что с большой вероятностью именно эти ожидания и продиктованы устремлением к идеальному «я», и приведут к разочарованию.

В конечном итоге остается лишь принять себя со всеми потрохами – со всеми персонами и тенями, смириться и позволить себе быть именно собою со всеми своими качествами здесь и сейчас в этот самый миг, от которого мы так старательно бежим к нашим бесчисленным целям.

© Игорь Саторин

Статья “Cделка с дьяволом” написана специально для progressman.ru
При использовании материала обязательна активная ссылка на источник.


П.С.
Кто не хочет ограничиваться теорией, попробуйте составить два списка всех качеств идеального и презренного «я». Сознательный подход помогает различать собственные заскоки и постепенно их нивелировать.

П.П.С.
При написании статьи использовались некоторые идеи психолога Карен Хорни.



Источник материала сайт "Психология для продвинутых"
Публикация
 Сайт "OMAR TA SATT"


При выставлении ссылки на форумную тему, вставляйте НАЗВАНИЕ темы,
так как ссылка дает только номер форумного сообщения
.




 
НаталияДата: Пятница, 19.12.2014, 16:06 | Сообщение # 84
Группа: Администратор
Сообщений: 8541
Статус: Offline


Кризис финансовый – кризис психологический

Опубликовано: Декабрь 19th, 2014

Планировал продолжить об отношениях, написать что-нибудь о ревности. Но как-то все это блекнет, когда на «повестке дня» такая наболевшая для всех тема – кризис. Кризис – финансовый, но говорить будем, как всегда, опираясь на психологический подтекст.


«Разруха не в клозетах, а в головах»
Булгаков

Кризис – такое переломное время, когда текущие опоры для движения по жизни оказываются скользкими и ненадежными. Обычно так происходит, когда на событийном уровне страдают наиболее значимые сферы: работа, увлечения, отношения. На психологическом уровне при этом расшатываются базовые убеждения о себе и внешней реальности, из-за чего теряется чувство безопасности и предсказуемости происходящего.

Возможно, вы слышали, что в китайском языке слово «кризис» состоит из двух иероглифов – «опасность» и «возможность». Кризис приводит к состоянию подвешенности и тупика, в котором вчерашние инструменты развития и достижения желаемого становятся несостоятельными. Опасность кризиса заключается в искушении опустить руки и отчаяться, а возможность предполагает принципиально новый этап развития.

То есть кризис – это всегда потеря опор, утрата твердой почвы под ногами, словно дорожка, по которой шагаешь до селе была конкретна, известна и прочна, и вдруг оказывается, что она не просто шаткая, оказывается, дорожки этой нет вообще. А путь, ведущий из этого момента в будущее, – одна сплошная неопределенность. И есть ли «там» какое-то будущее, вообще, неизвестно.

Если немного округлить, у всех нас есть затвердевшие «убаюкивающие» представления о себе и жизни. Когда эти представления оказываются несостоятельными, возникает нестыковка. Субъективная уверенность в себе и своей траектории движения по жизни начинает жестко контрастировать с объективными реалиями. Теряя почву под ногами, мы лишаемся успокаивающего ощущения понятной, «нормальной» жизни. Сознание выбивается из колеи вовлеченности в привычные грезы. То, что казалось реальным и основательным в одночасье рушится. И приходит чувство «нереальности» происходящего, словно жизнь – это какое-то странное кино о ком-то другом. Ум как бы отказывается верить, что все это и вправду происходит здесь и сейчас, а не в каком-то телевизионном сюжете. Все воспринимается как бы со стороны.

Чем крепче цепляние за представления о себе и мире, тем страшней ломка личности, когда эти представления рушатся. То есть кризис встряхивает все привычные опоры, «насильно» отрывая от повседневных убаюкивающих грез. И далее человек либо пробуждается, раскрывая глаза на неизвестность, либо закрывается в плотно «ужатой» новыми реалиями зоне комфорта, уходя с головой в иллюзии.




Исходя из личных наблюдений, могу сказать, что повышение уровня осознанности само по себе приводит к личному кризису. Жил-был человек, все у него было в порядке, но в силу каких-то практик или душевных потрясений сознание пробудилось до такой степени ясности, где прежние рационализации о жизни перестают срабатывать. Человек может чувствовать, что потерял понимание жизни, когда потеряна была лишь комфортная иллюзия этого понимания. Такой кризис сопровождает любого рода душевное взросление.

То есть при удачном раскладе кризис побуждает личность переселиться на новые опоры, интегрироваться с происходящем на более тонком уровне. Теоретически в пределе этот процесс и приводит к духовному просветлению в тех самых случаях, когда ум окончательно теряет возможность обороняться от жизни «здесь и сейчас», но при этом не расщепляется, а остается целостным. Если не загибать планку в попытке стать Буддой, относительная легкость бытия все-таки доступна даже обывателю. На progressman.ru этой теме посвящена отдельная статья.

При «неудачном» раскладе личность отказывается сдавать устаревшие позиции и закрывается от реальности. Это чревато самыми разными душевными трудностями: инфантилизм, интеллектуальная и душевная тупость, отчужденность от себя и своих переживаний. Теряется вкус жизни, желания, смыслы.

Вообще, прихожу к выводу, что депрессия есть ни что иное, как отчуждение от себя, вызванное подавленной тревогой. Переживание тревоги настолько труднопереносимое, что иногда сознанию от него проще закрыться, упрятав в бессознательное. При таком подавлении блокируется целый слой личностной структуры со всеми его желаниями, радостями, целями. Тревога при этом ощущается не в чистом виде, а как долговременная приглушенная боль.

Сама тревога перед неизвестным побуждает верить, что происходит что-то страшное. Она подключает соответствующие проекции, которыми личность объясняет себе происходящее. В сознании у большинства кризис проживается как смутное ощущение мрачной стихии, в которой можно запросто пропасть и сгинуть. Человек чувствует себя так, словно вокруг – война, и ни о каких радостях при этом речи и быть не может.

То есть душевный кризис может стать порочным кругом, где тревога подключает соответствующие негативные убеждения, которые омраченное состояние дополнительно усиливают. Человек опускает руки, теряет силы, бросает значимые дела, и делает новые мрачные выводы о себе и своей жизни. Апатия, чувство вины, обиды, усталость – спутники душевного кризиса. Именно так проблемы могут наваливаться, как снежный ком, если конструктивные выводы и решения не были сделаны в самом начале кризиса.

Главная проблема кризиса – не в том, что происходит на экономическом уровне всей страны и даже не на личном фронте событий, а в том, как происходящее ломает наши представления о жизни и главное – о себе. Кризис можно рассматривать, как урок зрелости в школе жизни. Хотя бы раз в кризис полезно окунуться с головой, чтобы увидеть все уловки ума, нагнетающего драматизма, и понять, насколько пагубно принимать эти миражи за чистую монету.

Иногда клиенты спрашивают: «Как жить дальше?» Как-то ведь живем. Тело дышит, органы работают, ноги ходят, руки делают, ум думает. Не надо стараться контролировать все. Это невозможно. Какой бы не определенной ни была ситуация, ее успешный исход почти на все сто зависит от способности не опускать руки. Кризис выталкивает из зоны комфорта, в этом – свои опасности и свои возможности.

© Игорь Саторин

Статья «Кризис финансовый – кризис психологический» написана специально для progressman.ru
При использовании материала обязательна активная ссылка на источник.



Источник материала сайт "Блог Игоря Саторина"
Публикация
 Сайт "OMAR TA SATT"


При выставлении ссылки на форумную тему, вставляйте НАЗВАНИЕ темы,
так как ссылка дает только номер форумного сообщения
.




 
НаталияДата: Среда, 31.12.2014, 18:36 | Сообщение # 85
Группа: Администратор
Сообщений: 8541
Статус: Offline


Новогоднее
«чудо»

Опубликовано: Декабрь 30th, 2014

Хо-хо-хо!Новый год для нас – не просто праздник. Задумайтесь, что именно мы празднуем? Мы рассматриваем этот календарный день, как некий жизненный рубеж. Пусть это всего лишь условность, социальное плацебо, поддерживаемое коллективной верой в чудо. Но видимо, хотя бы так взрослый мир возвращается к забытому волшебству, которое чувствует, наверное, каждый ребенок. Вероятно, за это мы и любим детей – за возможность отпустить серьезные мины, и прикоснуться к легкому, игровому взгляду на происходящую с нами жизнь. Елка, сверкающие гирлянды, подарки – все это с оттенком какой-то оправдывающейся стыдливости мы позволяем себе, пока на время снимаем с глаз шоры серьезного взгляда на жизнь.

Празднование нового года – что-то вроде попытки перезагрузиться, завершить текущий этап, обновиться. Это – желание оставить пройденное в прошлом, чтобы «хвосты» не беспокоили, не вызывали усталость. Это – надежда почувствовать себя обновленным человеком, и встретить будущее – не как тревожную дорогу в неизвестность, а как сцену для новых возможностей.

Каждый по своему верит в новогоднее чудо – дети пишут письма Деду Морозу, взрослые надеются перейти на следующий этап в спирали развития жизненного пути. Поэтому момент приближения к «00:00» так важен.

Немного иронии

Чем ближе заветное время, тем сильней волнения – как бы не пропустить мистифицированный «переход» на циферблате реальности. Значимость момента поддерживается аж на правительственном уровне. На разогреве – звезды шоу-бизнеса, а «развязку» сопровождает сам президент. Финальный аккорд – абстрактный символ всей страны – кремль с курантами.

И где-то минут через пять, «карета» вновь обращается в «тыкву», «лошади» – в «мышей», а «Золушка» вспоминает о повседневных заботах. Прохождение всегалактического временного экватора толком никто не почувствовал (может, все дело в указе Медведева об отмене «зимнего времени»?). Каждый в очередной раз по ежегодной привычке развел сам себя, купившись на всемирный новогодний «лохотрон».

Если опустить суеверия и условности, новый год – это реальный цикл. Природа сменяется временами года. Организации сдают отчетности, кому-то выдают премиальные, отпускают на каникулы и в отпуска, страна отдыхает.

Возможно, наша иррациональная вера в чудо – лишь та самая детская, наивная привычка. На чудо не уповать надо, его надо бы замечать. И это совсем другой подход. Каждый день в этой вселенной – новый. Ожидать погоды у моря можно до самой старости. А новые возможности открываются не страждущим, а предприимчивым.

И все-таки Новый год я люблю за его беззаботную атмосферу, и могу с радостью наряжать елку и есть традиционные мандарины. Пусть Новый год – условность, но бессмысленной я бы ее не назвал. Здесь ничего нового не скажу. Повторюсь, скопировав абзац из предыдущей предновогодней статьи:

«Мы привыкли думать, что жизнь серьезна, а волшебство – это такой детский сад. Да просто дети еще не умеют буксовать в заезженных на тысячу раз беспокойствах о том и об этом, поэтому и радуются собственному существованию. Вся капитальная серьезность мира – в наших мыслях. А смеемся мы от радости в то самое мгновение, когда видим, как крепко всей этой серьезностью себя одурачили!»

Всех с наступающим!

© Игорь Саторин



Источник материала сайт "Блог Игоря Саторина"
Публикация
 Сайт "OMAR TA SATT"


При выставлении ссылки на форумную тему, вставляйте НАЗВАНИЕ темы,
так как ссылка дает только номер форумного сообщения
.




 
НаталияДата: Вторник, 06.01.2015, 20:59 | Сообщение # 86
Группа: Администратор
Сообщений: 8541
Статус: Offline


Влюбленность и подсознание

Опубликовано: Март 16th, 2011

Влюбленность – это интенсивное, эмоциональное переживание, которое влюбленный «слепо» проецирует на объект своих чувств. Влюбленность — это иллюзия, потому что влюбленный любит не реального человека, а его образ в своем сознании. Влюбленность – это проекция одного из «механизмов» сознания на внешний мир. Что же это за механизм? Недавно в статье о разоблачении, я кратко затрагивал эту тему. Здесь попробую описать сущность того, что собой представляет влюбленность подробней.


Бессознательная влюбленность


Начну немного издалека. Наше бессознательное представляет собой совокупность различных психических процессов, которые мы не осознаем. Все эти процессы являются причиной и основой того, что мы думаем и чувствуем в повседневности. Бессознательные процессы можно условно разделить на уровни, которые связаны с нашими прошлыми и будущими этапами развития. «Низкоуровневые» процессы подсознания – содержат в себе «информацию» из нашего прошлого. Это – этапы развития, которые, условно говоря, восходят к нашему детству и далее к животному началу. «Высокоуровневые» процессы бессознательного – это наш потенциал, утонченная часть нашей психики, которой еще суждено проявиться, если мы не остановимся в своем развитии. А до тех пор, эти процессы проявляются опосредованно, краткими обрывками, время от времени, иногда как самые красивые, утонченные и светлые переживания, своеобразные психические бриллианты, которыми человек страстно желает овладеть. И т.к. природа возникновения этих «бриллиантов» нам неизвестна, мы по ошибке начинаем связывать их проявление с другим человеком, в обществе которого эти «драгоценности» нашего бессознательного проявились. Именно так возникает влюбленность. Мы просто проецируем самые светлые частички своей психики на человека, в обществе которого они всплывают из нашего бессознательного.

Любимый – это «ключ» к двери кладовой подсознания, за которой хранятся наши психические «бриллианты». Образ любимого – один из этих бриллиантов — гармоничная грань нашего нутра, которая подавлена под слоями переживаний глубоко в подсознании. Любимый – это и есть сам влюбленный, в той своей ипостаси, которую еще не способен в себе принять. Почему мы не можем быть собою без всяких иллюзорных проекций? Наше бессознательное неизмеримо больше того, что собой представляет повседневная сознательная часть психики. Высокоуровневые процессы бессознательного «содержат» в себе как «светлые» и упорядоченные переживания, так и переживания, которые принять и «переварить» человек пока не готов. Некоторые из этих переживаний могут проявляться как тоска, грусть, душевная боль, «пустота», печаль, тревога и др. Можно обозначить их как «блоки» на пути к психическим бриллиантам. В этом смысле человек часто, как бы странно это ни звучало, не способен быть собою, и поэтому проецирует свои психические процессы на внешний мир. Психический бриллиант подсознания воплощается в образе любимого. Душевная боль, вызванная «прохождением» через «блоки» подсознания, приписывается разлуке с объектом влюбленности. К подсознанию с его «уровнями» я еще возможно вернусь в какой-нибудь другой статье, а пока продолжим о наших влюбленных «слонах».




Иллюзия влюбленности

 Человек ощутил «вкус» и красоту психического бриллианта и теперь жаждет им овладеть. Этот бриллиант – словно психический магнит, который притягивает сознание, заставляет его прорываться через чащобы подсознания и переживать весь тот мрак, который стоит на пути. Влюбленность – иллюзия любви, которая оборачивается болезненной зависимостью, чувством собственника и ревностью. Иногда, если убрать все эти переживания, от любви уже ничего не остается. Влюбленность – это иллюзия еще и потому, что образ любимого, в отличие от других образов в голове, как правило, кардинально отличается от реального человека («объекта» влюбленности, на которого этот образ проецируется).

Влюбчивость говорит о том, что у человека есть связь со своим «сверхсознательным», но связь эта столь опосредованная, что принять психический «бриллиант» как грань собственной психики человек не способен. Тяга к этому бриллианту бывает страстной, слепое желание «овладеть» проявляется на всех уровнях: духовном, эмоциональном и телесном. Насколько сильно человек хочет завладеть своим психическим бриллиантом, настолько ему хочется владеть любимым, как «объектом» своей иллюзорной проекции. Любимый – лишь «инструмент», способ отразить происходящее в собственном сознании влюбленного. На самом деле, сам того не понимая, влюбленный жаждет единства с самим собою, т.к. именно это — и есть величайшее блаженство. И влюблен он в самого себя, т.к. только он сам и есть тот, в ком может произойти истинное единство.

Лжегуру иногда эксплуатируют вышеописанный психический «механизм» влюбленности. Они намеренно выстраивают образ, который очаровывает людей, пробуждая в них «божественные» переживания. И эти переживания сектанты проецируют на образ учителя. Лжеучителя приписывают своему «лжевлиянию» все высокие переживания своих адептов. А душевную боль на пути к высоким переживаниям они (на сей раз вполне справедливо) списывают на отработку собственной «кармы» учеников. Получается, если ученику хорошо – это «заслуга гуру», а если плохо – заслуга ученика. Главное — не перепутать. По этой теме на progressman.ru есть отдельная статья о лжеучителях. Схожие процессы часто проявляются и в дружбе, и в отношениях вообще, когда нас тянет к человеку нечто из глубины нашего собственного сознания. Мы проецируем свою боль и свою радость на внешний мир.

Влюбленность – это большая иллюзия, поэтому ее и называют «опьяняющей», или даже «одурманивающей». Иногда такая иллюзия длится годами, особенно если нет возможности познакомиться получше с объектом своей иллюзии влюбленности. Поэтому часто (но не всегда) плотное общение, быт и совместная жизнь разрушают влюбленность, потому что так влюбленный лучше узнает объект своей «любви», и начинает замечать разницу между «надуманным образом» своей проекции и реальным человеком. Вот эта «разница» является причиной большинства разочарований в отношениях с людьми вообще. По этой причине люди, которые «наслаждаются» влюбленностью, бессознательно могут удерживать себя на расстоянии от объекта своих чувств, чтобы подольше не разочаровываться. Иногда это выливается во влюбленность к далекому кумиру, с которым в жизни общаться возможности нет. Но даже общение в реале при особо тяжелых случаях «одурманивания» не помогает, и влюбленный на фоне своего чувства, просто не замечает недостатков объекта, на который эти чувства проецируются.

При плотном общении с любимым, влюбленность не проходит сразу еще и в таких редких случаях, когда объект «влюбленности» действительно в чем-то, или даже во многом «совпадает» с образом в который человек влюблен. То есть – это парадоксальный случай, когда любимый реально обладает качествами, за которые его любят. Или, иначе говоря, в нем действительно активно проявлен тот уровень энергетики, с которым резонирует проекция влюбленного. В таком ключе человека любят за качество, которое в нем проявлено, а в самом себе еще покамест подавлено в бессознательном. В этом отношении влюбленность — это мощный катализатор развития личности. Но чаще всего такой реализм проекций проявлен не в пылкой влюбленности, а в уравновешенной любви, о которой я в ближайшее время намерен написать отдельную статью. Пройти влюбленность может либо, когда влюбленный сам достигнет этого «уровня энергетики», и обретет свой психический бриллиант, либо, когда эта подавленная в подсознании психическая энергия будет исчерпана, и перестанет давить болезненным желанием на карму стрессы подсознания, которые эту утонченную психическую энергию загораживают. В последнем случае на место «влюбленности» приходит опустошенность, потому что вчерашнему влюбленному сегодня уже нечем резонировать с энергетикой объекта своей вчерашней «любви».

Приближение к объекту влюбленности дает удовольствие, отдаление – страдание. А в страданиях душа, как известно, развивается. Это страдание – тот блок стрессов, через который человек постепенно прорывается к своему психическому бриллианту на глубине своей души. Влюбленность – это один из механизмов развития личности. Истинное приближение к внутреннему бриллианту без всяких попутных проекций дает ощущение самодостаточной удовлетворенности, словно Вы успешно продвигаетесь по карьерной лестнице души. Это – непростой и часто долгий путь к мудрости, которая терпеливо дожидается своего времени в глубине нашего нутра.

© Игорь Саторин
Статья “Влюбленность и подсознание” написана специально для progressman.ru
При использовании материалов обязательна активная ссылка на источник.


Источник материала сайт "Блог Игоря Саторина"
Публикация
 Сайт "OMAR TA SATT"


При выставлении ссылки на форумную тему, вставляйте НАЗВАНИЕ темы,
так как ссылка дает только номер форумного сообщения
.




 
НаталияДата: Вторник, 06.01.2015, 21:19 | Сообщение # 87
Группа: Администратор
Сообщений: 8541
Статус: Offline


Смирение и сила


Опубликовано: Март 22nd, 2013

От инфантильности и страха – к подавлению и самоутверждению. От подавления – к проживанию и пониманию. От понимания – к эффективности. От ложного смирения – к ложной силе. От ложной силы – к истинному смирению. От истинного смирения – к истинной силе. Но самое главное и самое сложное происходит между этапов – это постижение правды на все более тонком уровне, темная ночь души и ломка мировоззрения. Первый этап – наивного птенца, пребывающего в ложном смирении. Второй – самолюбивого попугая, охваченного ложной силой. Третий – созерцательной совы, добравшейся до истинного смирения. Четвертый – свободолюбивого ворона, открывшего истинную силу.



Наивный птенец

Это – стадия ложного смирения. Чтобы снять с себя ответственность за свою жизнь, птенец ищет покровительства у сильной личности, или какой-нибудь высшей силы, способной сыграть для него роль всесильного отца-защитника.

Птенец привержен чужим и потому ложным идеалам, которые сам толком не прочувствовал и не понял. Легко подчиняется, может быть послушным и трудолюбивым, пока верит, что следуя за искусственными ценностями, движется к счастью.

Не любит принимать решения, упорно избегает трудностей, ищет способы укрыться от сложного мира. Любит всевозможные в том числе духовные учения, где находит инструкции к «правильной» жизни, следуя которым, отключает мозг, давит сомнения и всецело отдается во власть "победителя лоховода" авторитета.

Ложное смирение птенца – это запирание в аквариуме зоны комфорта, где все более-менее понятно, знакомо, где можно спрятаться под толстым одеялом и тихо бояться жизни, наслаждаясь удушающим личность уютом, уподобившись домашнему питомцу.

Птенец любит поныть о том, как нелегка жизнь, чтобы другие уразумели, как велики его «святые» страдания, пожалели и, наконец, догадались, какого высокого уровня уважения он заслуживает.

Иногда птенец ожидает, что за свою скромность он будет замечен, и удостоен всевозможных почестей. Если жизнь упорствует, продолжая противоречить его ожиданиям, птенец становится на путь "святого мученика" саморазрушения, чтобы доказать миру, насколько тот был к нему жесток и несправедлив.

Со временем, если «повезет» замечает, что счастье все никак не приходит, теряет вкус к жизни, его ценности блекнут, а сухое следование коллективным ритуалам становится принужденно-вымученным. Это переходный этап, на котором птенцу становится все сложнее выжимать из себя энергию на искусственные безжизненные обряды, наигранные церемонии и натянутые улыбки.




Самолюбивый попугай

Находится на подростковой стадии ложной силы. Не любит подчиняться, потому что повиновение ассоциирует с унизительным возвращением к стадии птенца. Имеет свое мнение по всем жизненным вопросам, которое использует для самоутверждения. Свою ложную силу позиционирует как истинную. Большую часть времени носит модные в сфере своего окружения маски, с которыми со временем срастается.

Часто становится циником презрительно насмехающимся над общественными устоями. Так происходит, когда попугай полагает, что стал настолько продвинутым, будто постиг и даже перерос саму жизнь, которая, как он считает, состоит из одних лишь инфантильных птенцовых ценностей, в которые он сам еще вчера свято верил. Иными словами циник, насмехаясь над жизнью, по сути, насмехается над собственной наивностью. А жизни он пока совсем не знает, о чем даже не догадывается.

Чтобы ощутить себя лучше и выше «серой массы», попугай склонен брезгливо рассуждать о том, как глупы и низки окружающие. Он уверен, что знает путь, а заходя в тупик, возмущается наглой глупости жизни, не разделяющей его «великого» знания.

Любит устраивать сатсанги щедро делиться своим мнением, как великим информационным даром. Склонен практиковать типичное свинство под маской гибкости и раскованности. Чужие идеи и мнения, не совпадающие с его «продвинутым» мировоззрением, воспринимает, как глупые иллюзии.

Способен упиваться собственной «уникальностью» всю жизнь. Но однажды, если «повезет», начинает замечать, что непрерывно ходит по замкнутому кругу, где всю жизнь работает за бесплатно на комплекс неполноценности. По этой теме на progressman.ru уже имеется ряд статей под тегом «самолюбие».

На переходном этапе ложная сила попугая уходит – и вместе с ней уходит вкус к той жизни, которой он до этого момента жил. После хорошей ломки, у попугая появляется возможность стать созерцательной совой.




Созерцательная сова

Находится на стадии смирения. Обесценила ценности попугайского этапа, и теперь так внимательно присматривается к жизни, словно видит ее впервые. Перестает винить в своих проблемах окружающих, начинает понимать, что неврозы – это следствие личных нерешенных вопросов, а не вина каких-то «плохих» людей.

«Знает, что ничего не знает», и начинает понимать, что не бывает правильной жизни и правильных истин. Осознает, что каждый имеет право быть собой со своей ложью и своей правдой, каждому нужны свои ошибки, потому что именно так, преодолевая собственные заблуждения, все учатся и взрослеют. Считает, что ошибаться не только нормально, но еще и полезно – иначе не познать гармонии вещей.

Сова опустошает стакан своего мировоззрения, и выбрасывает из головы все философские концепции. Ослабив хватку гордыни, учится жить заново, прислушиваясь к самой жизни.

Теряет вкус к самоутверждению и перестает поучать, потому что начинает осознавать, как на самом деле загадочна жизнь, и как мало мы о ней знаем. Пребывает в состоянии ученика, созерцательно внимающего всем жизненным событиям. Осознает, что только без цепляний за уже имеющиеся знания появляется возможность учиться и расти без сопротивлений.

Если ложное смирение птенца характеризует слабость и пассивность, а ложную силу попугая – сопротивление и самоутверждение, то истинное смирение совы – это здоровый пофигизм приятие и чуткость.

Сова меняет отношение к страхам. Птенец от них прячется, попугай тщательно маскирует под доблести, а сова начинает своим страхам открываться, проживать их и выпускать на волю.

В противовес тоннам тяжеловесных концепций, сова выбирает утонченное почти невесомое осознание текущего положения дел.




Свободолюбивый ворон

Бескомпромиссный приверженец истины. Долгое время наблюдал жизнь, и со временем начал осознавать, что в созерцательном невмешательстве мудрость, конечно есть, но еще больше ее в следовании естественному ходу вещей и событий во вселенной. Непостижимым образом воля его естества сливается с течением самой жизни, проводником которой он становится.

Наблюдая все явления как есть, ворон освобождается от иллюзий. Рассказывая другим об увиденных истинах, может прослыть за прозорливого ясновидца. На деле же его ясновидение – это простое ясное видение все той же реальности без мысленных шор.

Ложное смирение – стадия птенца, который прячется от жизни в зоне комфорта. Ложная сила – стадия попугая. Его хаотичная активность служит гордыне, и направлена на самоутверждение. Сову на стадии смирения такая мотивация не цепляет, поэтому с сокращением наполеоновских комплексов, снижается и ее личная активность. Сова не прячется от жизни, а принимает все как есть, созерцательно наблюдая за происходящим. Ее смирение – от мудрости, а не от страха перед жизнью.

Истинная сила приходит на стадии ворона. Его активная воля – это смиренное подчинение непосредственному течению жизни, которое парадоксальным образом сливается с личной ответственностью за каждый выбор. Ворон способен отвешивать подзатыльники подсказывать, направлять и активно двигаться не ради самовозвышения, а все также – следуя естественному ходу вещей во вселенной. Этим птицам приписывают мистические качества, почитают их за носителей мудрости и знания.




Птичья духовность


Птенец может уповать на Бога, или его представителей в человеческом мире, покорно доверяясь им, как ребенок доверятся родителям. Когда такое слепое доверие заводит в тупик, птенец может повзрослеть и перейти на стадию ложной силы. Он может разочароваться в религии, в духовных ценностях и даже стать циником.

Попугай насмехается над ценностями птенца. Он может верить, что познал религию и духовность как наивные суеверия, к которым он сам был склонен на ступени ложного инфантильного смирения.

Когда попугай таким образом отстраняется от духовности, он на самом деле отстраняется от собственной слабости, в которой пребывал на этапе птенца. То есть попугай разочаровывается вовсе не в духовности, а в своих представлениях о ней. Но дело в том, что на стадии своей ложной силы попугай уверен, что его галлюцинации представления о жизни – это и есть сама жизнь, и соответственно его вчерашние инфантильные представления о духовности – это и есть сама духовность.

Если же попугай в свою жизнь таки впускает религию и учения, они встраиваются в формат его главных стимулов. То есть, учения используется как инструмент для самоутверждения – укрепления собственного уникального «я», обладающего всевозможными «продвинутыми» в том числе и «духовными» качествами.

Иногда попугай облачается в костюм совы, или ворона, и копирует их манеры и жесты, чтобы убедить всех, включая себя, что он и вправду достиг этой ступени. Мотивация у такого поведения – чистое самоутверждение. Иными словами, копируя поведение продвинутых мира сего, попугай надеется заслужить любовь и уважение.

На стадии смирения сова приближается к истине вне концепций. Она начинает ощущать, что все учения – блажь лишь способ объяснить необъяснимое и выразить невыразимое. Она начинает осознавать, что философские разговоры – это блуждание в потемках ума. Однако есть смысл в максимально честном и точном выражении своих переживаний – не с целью самоутвердиться, а потому что именно так, выражая правду без приукрашиваний, люди друг у друга учатся.

Попугай, насмотревшись на молчаливых внеконцептуальных сов, начинает попугайничать – повторять за ними слова и фразы, иногда перемешивая их в случайном порядке, даже толком не понимая, истинного смысла, который изначально в эти слова вкладывался.

Переход совы на стадию силы ее мировосприятие почти не меняет. Стадия ворона отличается в большей степени новым стилем поведения, который ярче выражает его внутреннюю суть, и в большей степени поддерживает гармонию пространства.

Ложное смирение птенца легко спутать с истинным смирением совы. Ложную силу попугая легко спутать с истинной силой ворона. Главное – помнить, что только признание своих ошибок позволяет стать на путь их решения, и только признание своих заблуждений, позволяет прийти к истине. Как-то так мы и взрослеем.

© Игорь Саторин

Статья “Смирение и сила” написана специально для progressman.ru
При использовании материала обязательна активная ссылка на источник.



Источник материала сайт "Блог Игоря Саторина"
Публикация
 Сайт "OMAR TA SATT"


При выставлении ссылки на форумную тему, вставляйте НАЗВАНИЕ темы,
так как ссылка дает только номер форумного сообщения
.




 
НаталияДата: Пятница, 23.01.2015, 19:36 | Сообщение # 88
Группа: Администратор
Сообщений: 8541
Статус: Offline


Почему так трудно признавать свою неправоту

Январь 23rd, 2015
На подходе – статья об осознанности в общении. А пока – небольшой текст, который из той статьи вырезал, чтобы акцентироваться на теме отдельно. Поговорим о том, почему же так сложно признавать собственную неправоту. На практике большинству из нас кажется, что все дело в «праведной» защите истины и справедливости, от которой отступаться «нельзя». Но глубинная подоплека выглядит не так благочестиво и оправдывает она не столько истину, сколько нашу личную выгоду.

На объективном уровне неправота – это обычное заблуждение. На уровне переживаний неправота подразумевает, что наша персона неидеальна и в действиях своих где-то неуместна и ошибочна. В такой ситуации мы как бы сталкиваемся с выбором – либо укрепиться в уютном самообмане, застряв в личном развитии, либо выбрать личную ответственность, правду и присущий им душевный рост.

Признавать свою неправоту страшно, когда она угрожает понижением рейтинга в локальной иерархии. Чувствовал человек себя умным и сильным, оказался неправ – самооценка упала. В таких ситуациях большинство из нас склонны изо всех сил увиливать и выворачиваться, прибегая ко всем возможным аргументам, чтобы, если уж стороннему наблюдателю все ясно, одурачить лживыми оправданиями, хотя бы себя.

Даже если об ошибочности нашего мнения твердят все вокруг, наша упертая горделивость может запросто сравнивать себя с каким-нибудь Галилеем, которого преследовала несправедливая инквизиция за опровержение их заблуждений о том, что земля представляет собой плоский диск.

Иногда в сознании отдельного человека иррациональным критерием большого ума может быть вечная непробиваемая правота. При таком раскладе даже единичное признание своей неправоты равносильно унизительному осознанию собственной тупости. А если при этом человек самооценку строит на своем большом уме, ситуация для него становится катастрофической.

Еще одна популярная причина, по которой так сложно признавать свою неправоту – это когда человек верит, что прав буквально всегда, во всех спорах, и веры этой, не смотря на всю ее иррациональную наивность, лишаться ни за что не хочет. Как же? Ведь, если свою неправоту признать хотя бы раз, это же будет значить, что и во всех предыдущих и возможных будущих перепалках наша персона может оказаться неправой! Не правда ли драматично?

Зеркальная причина трудности признания своей неправоты связана с колким опасением, что оппонент, оказавшийся «правым», теперь насядет на наш мозг с такой претензией, что теперь, он дескать, прав во всем, и к нему надо бы прислушиваться, как к более важному и более ценному старшему товарищу.

Другая причина великой сложности признания своей неправоты всплывает там, где таковое признание подразумевает перемены в поведении – какие-то уступки и повинности. Например, признав себя бездельником, уже не получится закрывать глаза на тот факт, что надо бы делать, куда больше полезных дел по дому. С этой проблемой сталкиваются почти все родители, дрессирующие своих чад для личной выгоды.

Страшно признавать свою неправоту, когда это признание подразумевает, что на нашу персону и впредь можно упрекать и обвинять. Например, когда один член семьи пилит другого, признание правомерности его действий предполагает, что пилил он вроде как не напрасно, в своей раздражительности был «прав», и теперь имеет законную привилегию и впредь «праведно» гневаться и сверлить мозг окружающим.

То есть, даже если разгневанный сожитель прав по смыслу сказанного, соглашаться с его правотой, признавая свою неправоту, не захочется, просто, чтобы не потворствовать его гневной форме подачи слов. В семейных конфликтах люди редко разбирают происходящее по полочкам, отделяя форму от содержания, а чаще, свалив все в кучу, отторгают нелицеприятную картину в целом.

В целом жажда правоты – это что-то вроде «инстинкта» эго, пытающегося в хаосе жизни удерживаться на шатких опорах своих убеждений, этот хаос упорядочивающих. Поэтому все мы в каком-то смысле заслуживаем душевной скидки за свой самообман, потому что вцепляемся в него не из какой-то гнусной подлости, а скорей из страха потерять себя в сложном мире.

Быть правым – не заслуга. Быть не правым – не грех. Все ошибаются. Собственную неправоту признавать совсем несложно и она перестает быть пугающей, когда правда становится милее инфантильного самоутверждения. В этом, кстати, кроется один из ключей к душевному росту и уверенности в себе.

© Игорь Саторин

Статья «Почему так трудно признавать свою неправоту» написана специально для progressman.ru
При использовании материала обязательна активная ссылка на источник.



Источник материала сайт "Блог Игоря Саторина"
Публикация
 Сайт "OMAR TA SATT"


При выставлении ссылки на форумную тему, вставляйте НАЗВАНИЕ темы,
так как ссылка дает только номер форумного сообщения
.




 
НаталияДата: Четверг, 05.02.2015, 14:10 | Сообщение # 89
Группа: Администратор
Сообщений: 8541
Статус: Offline


Осознанное общение в конфликтных ситуациях


Опубликовано: Февраль 3rd, 2015

Осознанное общение – извечно злободневная тема. Это подтверждает и текущий опрос на сайте, и мой опыт работы с клиентами. Особую остроту тема принимает в семейных отношениях на близкой дистанции, где права и обязательства по умолчанию никому неясны, и приходится их как-то самостоятельно разграничивать. Поэтому в качестве иллюстрации берем отношения партнеров с такой оговоркой, что нижеизложенное – актуально в любом человеческом взаимодействии. Можно сказать, что статья посвящена гармоничному общению и выруливанию конфликтных ситуаций в конструктивное русло. Легких решений и панацей не ждите. Степень продуктивности любого общения напрямую зависит от уровня личного душевного развития. Так что с наскока тут ничего не дается. Но общие рекомендации и неписанные «правила» могут звучать вполне доступно. О них и поговорим.

Тактичные собеседники чувствуют, как общаться аккуратно, чтобы не вторгаться в запретные территории чужого душевного пространства. Поэтому иные друзья не ссорятся годами не потому, что они такие продвинутые и осознанные, а потому, что делить им особо нечего – каждый знает и чутко бережет обоюдные границы. До чужих людей на улице нашей персоне так, вообще, до лампочки – от них мы ничего не ждем и всерьез не принимаем.

А чем человек ближе, тем сильней его влияние и значимость каждого слова. И это при том, что все обоюдные границы, права и «обязанности» могут быть размыты и подвижны. Поэтому сожители и практикуют повседневное выяснение отношений, сводящееся к попыткам донести до партнера, где он нашу персону несправедливо «обсчитывает» и где позволяет себе лишнего. Поэтому выяснение отношений неизбежно приводит к взаимным обвинениям и попыткам донести личную правоту, установив ее в ранг семейного закона.

Можно, например, быть уверенным в личном праве на получение энного количества внимания и заботы. А вследствие недостачи – ощущать себя обиженно обделенным, и приниматься доказывать своей «второй половине» наличие вины с ее стороны. Навязывание вины – это попытка сделать человека своим должником – то есть банальная манипуляция для извлечения личной выгоды.

Удивительно, с какой настойчивой наивностью мы все порой ожидаем, что партнер свою вину признает, покается в неправоте, и начнет становиться лучше в угоду нашей персоне. Но чувствовать себя неправым никто не торопится. О причинах этой «неспешности» я уже говорил в прошлой статье.

В итоге, пока тема общения нейтральная, все в порядке. Но как только поднимается что-нибудь значимое, партнеры тут же напрягают слух и принимаются друг друга «сканировать», чтобы понять, пришло ли время для боевой готовности, или пока можно расслабиться и выдохнуть.




Defaults

Важно понимать, что в отношениях нет никаких правил по умолчанию. Социальные догмы – слишком шатки, размыты и противоречивы. Поэтому никто не знает как «правильно» практиковать отношения просто потому, что никаких неизменно верных эталонов для подражания здесь нет и в помине.

Каждый действует на ощупь под влиянием личного кодекса. Но далеко не каждый понимает, что этот кодекс – именно личный, а не какое-то реальное вселенское законодательство. Поэтому навязывание своего мнения о том, что и в каких количествах нам должны, есть ничто иное, как принудительное насаждение собственного субъективного устава в мозг партнера.

Так и слышу протест – дескать, «ясно же, что человек все равно должен и обязан…» Далее следует список тех самых субъективных законов непробиваемого личного кодекса. Чисто по-человечески я могу понять разнообразные претензии отдельной персоны. Но субъективными они от этого быть не перестают.

На деле, устанавливая обоюдные правила, мы все просто договариваемся, рискуем и верим. Такие условные договоры не обеспечивают никакой стабильной повинности, которую партнер «обязан» исполнять. И если наши ожидания не исполняются, значит, не были реалистичными. Значит, где-то наша персона обманулась, спутав надежды с безжалостной реальностью.




«Nоthing personal, only business»

В недавней статье об измене и верности я уже говорил о том, что отношения во многом похожи на сотрудничество партнеров по бизнесу. До тех пор, пока сотрудничество взаимовыгодно, оно живет и крепнет. Как только хотя бы одна из сторон перестает понимать, для чего ей это «сотрудничество» нужно, отношения разваливаются.

Деловая аналогия может показаться неудачной, потому что супружеские отношения сроятся на личной симпатии и антипатии. Но на деле симпатия – и есть ни что иное как выгодная сторона «бизнеса», а антипатия – убыточная. Мы ведь партнера любим не безусловно, а себе на пользу за конкретные положительные таланты и качества. На progressman.ru этой теме посвящена недавняя статья о «долге» любви.

Так вот, попробуйте представить толкового бизнесмена, которому сотрудничество с партнером перестало приносить выгоду. Как он отреагирует? Станет ли ныть и причитать, взывая партнера к справедливости? Или может, напьется и будет искать утешения у друзей, или родителей? А может, замкнется в себе, и посвятит время депрессивному изучению узоров на потолке?

Понимаете к чему я клоню? Толковый бизнесмен практичен, и убыточное сотрудничество либо реорганизует, преображая в рентабельное, либо завершает, как исчерпавшееся. А детским обидам в зрелых отношениях места не находится. «Оnly business».

И если с прекращением сотрудничества все – более-менее понятно (дело-то нехитрое), то преображение убыточных отношений в рентабельные – это целая наука, которую каждый осваивает на собственной шкуре. «Наука» эта в идеале и отвечает на самые сложные вопросы о том, как гармонизировать негативное общение и обучиться выруливать кризисные ситуации в мирное русло.




Судебные разбирательства

Наверное, один из первых признаков, когда пора «ловить себя за хвост», чтобы мирное общение не перешло в боевые действия – это, когда появляется желание что-то собеседнику доказать. Мотив может выглядеть самым невинным – дескать «это мы просто так беседуем», когда на деле им руководит старый добрый «инстинкт» эго – жажда правоты. Как только почувствовали, что хочется человеку что-то втолковать, или доказать, – все, на этом обмен информацией закончился и началось самоутверждение.

Если партнер не соглашается, то наши навязчивые аргументы и доказательства воспринимаются им, как психическое насилие. Примерно так и начинается большая часть всех конфликтных ситуаций. Наивно добиваемся уважения и любви, а в ответ получаем обратное – закономерную «контратаку». Насильно мил, действительно, не будешь.

Основная проблема отношений даже в не том, что у партнеров разное понимание взаимных прав и обязанностей, а в том, что партнеры вместо мирных переговоров устраивают судебные разбирательства. То есть, вместо того, чтобы прояснять обоюдные чувства и как-то договариваться, принимаются обвинять, опрометью надеясь таким образом «виновного» наказать «штрафом и исправительными работами».

Партнер такой прыти неприятно удивляется и воспринимает ее, как личное притеснение, или даже – высокомерную демонстрацию нелюбви и неуважения, словно его держат за бесправного лопуха, обязанного благодарить за то, что вообще «подпустили».

Обиды, гнев, обвинения – все это ведет не к выгодному партнерству, а к его распаду на почве взаимной ненависти. В этом себе лично надо бы отдавать отчет, чтобы была полная ясность, чего именно наша персона добивается прибегая к детским манипуляциям в надежде на легкую «прибыль».

Как только общение начинает управляться эмоциями, из него мгновенно выветривается весь конструктив, и каждое слово посвящается лишь оправданию и доказательству своей правоты. Поэтому, общаясь на повышенных тонах партнеры перестают друг друга слушать. О каком понимании собеседника может идти речь, когда все изнутри жжет от желания быть самому услышанным и в своих притязаниях оправданным?

В эмоциональном общении обмен информацией подменяется прямыми, грубыми попытками добиться немедленного удовлетворения. Голосовые связки могут извлекать множество умных, красивых смыслов, руководствующихся «примитивным» мотивом – добиться превосходства над собеседником. При таком раскладе вместо многих слов, было бы куда честней просто повторять: «Я прав! Я прав!»




Тщетность


Иногда создается ощущение, что люди попросту забывают, как больно им было ввязываться в очередной конфликт, и снова по накатанной наступают на старые грабли. Надеются на утопическое торжество личной справедливости, а получают закономерный синяк на лбу.

Когда оба партнера «в огне», надо бы отдавать себе отчет, к чему приводит подливание «масла» дополнительных «доказательств» собственной правоты. Если ни одна из сторон не отступается, эмоции усиливаются, и конфликт разрастается подобно смерчу, увлекая в себя всю энергию участников. Чем сильней эта разрушительная стихия, тем более непосредственно и открыто насаждается личное превосходство за счет принижения значимости оппонента, вплоть до рукоприкладства.

Иных «собеседников» устраивает вариант – дожать и добить партнера, чтобы тот отступился, хотя бы из страха. Именно так и становятся героями криминальных хроник. Звериные методы достижения удовлетворения насыщают «звериные» же пласты психики, а «человеческая» часть при этом страдает от стыда и досады.

Важно понимать, что в конфликтом общении человек выражает словами не какую-то истину, а энергетику своих эмоций. «Nоthing personal». Поэтому нет смысла брать сказанное на свой счет, спешить с выводами и принимать серьезные решения в пылу страсти. Решительность, заправленная опьяненной злостью, неизбежно ведет к разрушению. Когда эмоции стихают, ситуация меняется кардинально.

Можно верить до упора, что конфликтное выяснение отношений приведет к каким-то верным выводам, и до партнера все-таки дойдет наше «правильное» понимание ситуации. Но по факту, самый ценный вывод, извлекаемый из конфликта – это его совершенная бесполезность – и даже убыточность.

Если желаемая цель – мир, а фактически – развязывается война, значит, продолжается самообман. Если нет понимания тщетности стараний остаться правым в глазах оппонента по конфликту, значит, пока не прижало – либо «грабли» не так уж стары, либо лоб свой – совсем не жалко.

Для взаимопонимания необходима почва. И это – уж никак не ссора, где партнеры друг друга понимать отказываются, где каждый нацелен на утверждение своей правоты. Ничего иного эмоциональное выяснение отношений принести не может. Если не получается вынести конструктивные выводы в спокойном расположении духа, то надеяться на это «чудо» в состоянии аффекта – верх наивности.




О нежелании слушать

В одной из старых статей с заголовком «Как стать умнее» я уже говорил о двух фундаментальных опорах продуктивного общения. Первая – практика эмпатического выслушивания, нацеленная на понимание собеседника, вторая – кристаллизация мысли, нацеленная на задачу быть понятым. В идеале, осознанно слушающий, понимает собеседника, а осознанно говорящий, передает собственные мысли в отточенной и ясной форме.

Оба качества важны равнозначно, но дело в том, что никто не хочет понимать, каждый хочет быть понятым. Даже в комментариях к вышеупомянутой статье почти все говорили и задавали вопросы по первой части текста, посвященной понятному выражению мыслей. То есть, большинство из нас хотят не столько быть умными, понимая собеседника, сколько таковыми выглядеть, красиво и эффектно выражая свои мысли.

Возможность высказаться позволяет личности ощутить свою значимость. А роль слушателя большинству кажется скучной и отдающей оттенком приниженного подобострастия. Поэтому большинство слушает в пол-уха, нетерпеливо ожидая очереди у «микрофона», чтобы донести и утвердить свое мнение. В спорах и распрях, эта закономерность выражается особенно наглядно. Там чужое мнение становится сплошной помехой для самоутверждения.

Какой бы унизительной ни казалась роль внимающего чужим речам, на деле ситуация запросто оборачивается в такую, где наша говорливая персона, самозабвенно себя раскрывающая, становится чем-то вроде объекта исследования для внимательного слушателя. Как я это вижу, ум – это не столько способность изъясняться, сколько способность понимать – хоть бы даже и молча.

Конечно, когда эмоции кипят, очень нелегко перешагивать через привычные автоматизмы. Но если ситуация прижимает, а развивать конфликт не хочется, есть только один выход – прекратить навязывание своего мнения. Дальнейшее развитие сюжета может протекать по разным сценариям.

Деструктивный вариант – попытаться оставить последнее слово за собой и задрав нос, хлопнуть дверью. Конфликт при этом как бы провисает в личном пространстве участников, где может исчерпаться, а может перейти в стадию «холодной войны», и раздуться до пущих объемов. Конструктивные варианты, как всегда – сложней и требуют определенной сноровки.




Осознанность в общении

Когда в душе все переворачивается и опоры шатает, как при землетрясении, первый важный шаг – не паниковать, найти в душе островок трезвости и спросить себя: «Что именно происходит? Что я делаю? К чему хочу прийти? И чего добиваюсь своими действиями по факту?»

Когда двое спорят, каждый хочет быть услышанными и понятым. Для разрешения ситуации кому-то суждено сделать первый шаг, и побыть взрослым для внутреннего ребенка своего партнера. Речь о том, чтобы начать слушать человека рядом по-настоящему внимательно. Не оценивать, не оправдываться, не спорить, а просто посмотреть, что происходит, в чем пребывает партнер, о чем переживает.

Именно так и воспитывается осознанность в общении, а осуждение топорными оценками заменяется объемным пониманием ситуации в целом. Это – две диаметрально разные позиции. Главный вопрос первой: «Как доказать свою правоту?» Главный вопрос второй: «Как гармонизировать ситуацию?»

Из позиции самоутверждения человек, вообще, не склонен о чем-то задумываться, а будучи ослепленным эмоциями, становится заложником своей «правоты». Из позиции понимания уходит вся топорная убежденность и ситуация становится «объемной» со множеством нюансов. Может открыться, где и в каких переживаниях партнер увяз, как нереально сложно ему успокоиться, и взглянуть на происходящее нашими глазами. Выражаясь метафорически, это трансформация из слона, ворвавшегося в посудную лавку – в утонченного ценителя, знающего в посуде толк.

Для эго, жаждущего самоутверждения, такой маневр может казаться невозможным – особенно в конфликтной ситуации, где напротив, до боли хочется сделать партнера молчаливым рупором для собственных нравоучений. Это желание слабеет по мере осознания его тщетности.

Да, в каком-то смысле я здесь предлагаю обучиться оказывать партнеру такую «услугу», оказание которой наша персона ждала от него. Не правда ли странно? Может, нет никакой тщетности утверждения своей правоты? Может, проще, скинуть партнеру ссылку на эту статью, чтобы сам учился слушать? Дескать, «пусть взрослеет, ведь это же он неправ! А наша персона права – ее-то и надо послушать!». Такие доводы – это продолжение старой песни о виновности партнера и нашей вечной непробиваемой «правоте».

В давней статье о чувстве собственной важности я уже говорил, что странным образом, ознакомление с механизмами самообмана побуждает большинство из нас уличать в заблуждениях кого угодно, только не себя. Между тем, единственный путь душевного взросления связан с познанием не чужих, а именно собственных заблуждений. А уличение окружающих в наличии чувства собственной важности, говорит лишь о распухании такового у нашей персоны.

Точно так же – уповать в угоду личным капризам на то, что взрослым в паре станет партнер – это очень детская позиция. Партнер-то может, и станет, вот только наша инфантильная персона ему быстро наскучит.

Ресурсы для осознанности в общении легче найти тому, чье сознание эмоциями поглощено в меньшей степени. И это – не слабость, а напротив – вызов, тренирующий душевные силы. При выходе из поглощенности эмоциями случается разотождествление с опьяненными пластами личности, и приходит такое чувство, словно очнулся от дурного сна и пришел в себя. Если при этом происходящий драматизм вызывает улыбку – это хороший признак.




На одной стороне

Всем нам в отношениях иногда что-то не нравится, а порой и откровенно раздражает. Но люди редко откровенно говорят о причинах своего состояния. А порой и сами не понимают, чем именно недовольны. Все вытесняется в бессознательное, откуда продолжает незримо влиять.

В итоге общаешься с человеком, а он – какой-то нервный, движения дерганные, взгляд напряженный, тон черствый. Человек уже и сам не понимает, что с ним, но его недовольство ищет выхода, и тогда начинаются придирки уже к невинным мелочам.

Можно долго и упорно делать вид, что ничего не происходит. Но по итогу в силу сдержанности негативные эмоции друг на друга накладываются, и создают клубок мрачного отношения к жизни.

Чтобы отношения не выливались в безмолвные войны, надо уметь разговаривать. Не пытать друг друга, не воевать, а открыто происходящее обсуждать и договариваться.

Деструктивный способ выражения эмоций – их хаотичное выплескивание в импульсивных нападках. Можно выражать эмоции конструктивно – четко обозначая личные границы и чувства, возникающие в ходе их нарушения.

Чтобы партнер заметил, что его слушают, а не просто кивают для вида, можно выражать услышанное своими словами – не передергивая, без издевок – так, чтобы человек почувствовал, что его действительно слышат.

Если нет сил для осознанного общения, продуктивней – мирно разойтись по углам, и дождаться, когда эмоции стихнут и обоюдное пространство перестанет служить рингом для поединков.

Существует труднодоказуемая ведическая концепция, исходя из которой, эмоциональный фон в отношениях задает женщина. А мужчины в целом – эмоционально слабей, и переносят общение на повышенных тонах, куда тяжелей, чем полагают женщины. С этой позиции мужчина – словно пустой сосуд, который может заполнить энергия женской любви. Когда сосуд полон, благодарный мужчина сам начинает любить в ответ, и получает огромную мотивацию свою женщину беречь и поддерживать.

В ином случае мужчины воспринимают женские нападки как неуважение и борьбу за власть. На самом деле женщина борется не за власть, а за возможность почувствовать ту самую мужскую поддержку. Логика в этом есть и порочные круги на пару с позитивными легко прослеживаются. Благодарный человек в ответ благодарит. Оскорбленный в ответ оскорбляет. Прямая аналогия – обычное зеркало.

Из любого правила есть исключения. Всех нюансов в формате статьи не озвучить. И ссоры могут побуждать к глубокому анализу и продуктивным выводам. Все же стоит понимать, что в отношениях партнеры – на одной стороне, друг другу – не враги и не конкуренты. Поэтому общую лодку надо бы не раскачивать, а совместными усилиями укреплять.

© Игорь Саторин

Статья «Осознанное общение в конфликтных ситуациях» написана специально для progressman.ru
При использовании материала обязательна активная ссылка на источник.



Источник материала сайт "Блог Игоря Саторина"
Публикация
 Сайт "OMAR TA SATT"


При выставлении ссылки на форумную тему, вставляйте НАЗВАНИЕ темы,
так как ссылка дает только номер форумного сообщения
.




 
НаталияДата: Четверг, 19.02.2015, 20:08 | Сообщение # 90
Группа: Администратор
Сообщений: 8541
Статус: Offline

Уверенность и неуверенность в себе

 Февраль 18th, 2015

Неуверенность в себе – это страх унижения, порождающий нерешительное и боязливое поведение. Это – «эхо» глубинного чувства, что с нашей персоной, да и с нашей жизнью что-то кардинально не так – словно глубокая трещина, разросшаяся на теле души, как страшный, уродливый изъян, демонстрирующий собственную коренную дефектность. То есть это такое чувство, словно в самой основе души заложен какой-то изначальный, неисправимый брак, а потому наша персона – негодная, ненужная и в этой жизни – лишняя. Свободу от этого тяжкого переживания можно назвать естественной уверенностью в себе.

Неуверенность в себе зарождается в детстве, когда нет ясности, за что наша наивная персона удостаивается любви, а за что напротив – равнодушия и наказания. За что – мы не знаем, но наше бессознательное делает свой смутный вывод. Любят, значит – хороший, не любят – плохой.

Обратите внимание: мы оцениваем не свои качества, не поступки и даже не внешний вид. Эти противоречивые оценки берет на свой собственный счет самая сердцевина личной реальности – наше «я».

Сама предпосылка, что наше нутро может быть как-то оценено формирует психическую шкалу возможных измерений – от последнего ничтожества, впитывающего все страдания мира, до божественной звезды, поглощающей преклонения и обожания.

Можно представить это в образе термометра, где нулевое деление обозначает нейтральное, естественное состояние, а прочие звенья отвечают за иллюзорные отклонения в сторону худшего и лучшего.

«Подключение» этого психического механизма – главная причина неуверенности в себе. Понимание, что собственное «я» может быть оценено, как угодно, порождает закономерную тревогу и гипертрофированную осторожность. Отсюда берет отсчет вся жизненная драма личности, увязшей в бесконечных доказательствах и оправданиях своего права на любовь и уважение. Мы вцепляемся в ослепительный шанс на счастливое одобрение, не подозревая о его монолитной нераздельности с потенциалом бесконечного падения.

Эта, встроенная в ум, шкала собственной важности – объем всех возможных фиксаций самооценки. И вся проблема в том, что укрепить самооценку на определенном удовлетворяющем уровне, чтобы не оседала ниже, в целом никому не удается. А до тех пор, пока оценка себя колеблется, как безвольный флаг на ветру, ни о какой уверенности в себе и речи быть не может.

В итоге имеем такую чудную картину, где каждое действие может грозить полным и окончательным провалом, а небольшие победы раздувают эго до небес. Претензии могут быть царскими, а решительности – как у младенца. Откуда в таких драматичных обстоятельствах взяться спокойной уверенности в себе?

Компенсация неуверенности

На вершине психической шкалы собственной важности – идеалы – все высшие пределы личной реализации, на которые нацеливаются наши фетиши: влюбленности, мании, фанатизм, перфекционизм, преклонения – эти явления одного порядка. Мы вцепляемся в идеалы, полагая, что делаем выбор лучшей жизни, но практически таким образом лишь укореняемся на психической шкале, противоположный полюс которой сулит сильнейшие страдания.

Как правило, и обретение уверенности в себе нас интересует лишь, как возможность, не отрываясь от шкалы важности, приблизиться к ее высшей полярности и почувствовать себя звездой, реализовавшей свой идеальный вариант жизни. То есть, мы устремляемся не столько к исцелению от неуверенности в себе, сколько надеемся ее компенсировать золочеными костылями высокого самомнения.

Представьте узника, сидящего в темнице без дверей и охраны. Он мечтает о свободе, о цветущих лугах у подножий заснеженных гор, но продолжает свою темницу украшать и комфортизировать, чтобы публика оценила его «успехи». Так же и мы, пытаясь решить проблему неуверенности в себе при помощи любви и уважения важных людей, лишь укрепляем потенциал собственного унижения.

Компенсация неуверенности внешними фетишами – это не ошибка, а вынужденная мера, с которой каждый знаком на опыте. Для душевного здоровья самоутверждение надо бы не подавлять, а исследовать на практике, чтобы пресытиться «болезнью» и получить «иммунитет», а не очередную ханжескую гримасу.

Бесполезно отбрасывать чувство собственной важности, начитавшись умных текстов. Все волевые попытки стать проще и уверенней – ни что иное, как продолжение старой игры самолюбия. Раньше градус на шкале важности повышался понтами, теперь – избавлением от них. В этом смысле неприкрытые понты – куда честней.

И все же, целесообразно понимать – самоутверждение «лечит» не болезнь, а ее симптомы. Поэтому не стоит путать естественную уверенность в себе с горделивостью и самомнением. Последние от неуверенности не избавляют, а только прикрывают ее «красивыми» масками. На progressman.ru практические методы этой маскировки озвучивались в статье «ЧСВ II». Все они сводятся к внешней демонстрации собственной важности.

Неуверенность в себе – это следствие колеблющейся самооценки. Самоутверждение не решает проблему неуверенности, а как наркотик – лишь временно успокаивает «ломку», по итогу усугубляя ситуацию, расширенной амплитудой колебаний градуса собственной важности. Поэтому процесс исцеления проходит по маршруту, где самооценка для начала стабилизируется, приходя в соответствие с реалиями, а после – и вовсе исчезает, как иллюзорная фикция.

Хотя бы относительная стабилизация самооценки – дело, куда более простое, чем полное освобождение от этого, встроенного в ум, термометра собственной важности. Поэтому начать можно с простого – с честной оценки реальных способностей и возможностей. Такой реализм сбавляет градус неуверенности, потому что исчезает необходимость напряженно позировать и рисоваться, когда вся правда и так на лицо.

Полное избавление от оценивания себя для меня лично, пока – тема во многом теоретическая. Но кое какие проблески есть. Знаю по личному опыту и по наблюдениям за клиентами, что оккупация ума шкалой важности может быть, как минимум заметно сбавлена. То есть переживания о своей неполноценности могут быть сокращены в разы, вплоть до состояний, где приходится уже выискивать психические напряжения, а нутро воспринимается так же просто, как погода за окном.

Естественная уверенность

Можем ли мы реально оценить эпицентр собственной личности – наше «я», используя мерки «хорошо» и «плохо»? Можем ли мы, вообще, как-то реально себя оценивать, даже не подозревая, кто мы есть? Что такое наше «я»? Как оно может быть хорошим или плохим?

В каком-то смысле мы все обладаем врожденной самоценностью, не поддающейся измерению. То есть наше «я» априори не может быть ни плохим, ни хорошим. И самонадеянная важность, и неуверенная ущербность – равнозначно лживы. Даже понимание своей бесполезности в чужих глазах не делает нашу персону бесполезной и плохой «вообще».

Но до тех пор, пока ум привязан к шкале важности, он воспринимает галлюцинацию своей ущербности, словно реальный приговор, вынесенный высшей инстанцией существования. Иными словами, личная неполноценность – это не какой-то реальный факт, а только крепкая, иррациональная вера. Мы держимся за эту иллюзию, потому что надеемся на звездный выигрыш высочайшего уровня на шкале важности. Эта тема освещалась в статье о сделке с лукавым.

«Плохое» – это не какая-то реальная вселенская данность, а оценка ума – всего лишь мысль о чем-то субъективно лишнем. Невозможно быть объективно плохим человеком. Даже всемирно известные тираны удостаиваются самых неоднозначных внешних оценок.

Можно увериться, что ошибки и просчеты – это однозначно «плохо». Но с какой стати? Бывает ли душевный рост без опыта, извлеченного из ошибок и просчетов? Не являются ли в таком ключе ошибки благом?

Неуверенность в себе лечится осознанностью и аналитической охотой на частные убеждения о себе и своей жизни. Упор делается на отлов миражей, которые стоят в основе страха почувствовать себя в этой жизни лишним. Отыскивать и обезвреживать их – занятие непростое. Мы против своей сознательной воли обходим далеко стороной собственные страхи, поэтому даже просто нащупать корни неуверенности – это целое искусство.

Что я называю естественной уверенностью в себе? Это любые состояния без сковывающего страха унижения. Для примера подходят любые действия, совершаемые спонтанно без всяких сомнений и колебаний. Нужна ли какая-то великая уверенность, чтобы сидеть на горшке у себя дома? Исполняемся ли мы важности, ковыряя в носу? Это просто происходит без всякой подгонки под «правильные» эталоны. Я намеренно взял для примера занятия знакомые всем.

А уверенными в себе людьми обычно зовут тех, кто сохраняет спокойствие в ситуациях, где волнение и страх воспринимаются, как общая норма. Как правило, это ситуации, где участвуют оценивающие зрители, в чьих глазах наша персона боится облажаться и потерять личные рейтинги. Поэтому так мало людей могут выступать на публике, брать на себя ответственность, стучаться в закрытые двери, организовывать и вести за собой других.

Себя надо бы не оценивать, а исследовать.

© Игорь Саторин

Статья «Уверенность и неуверенность в себе» написана специально для progressman.ru
При использовании материала обязательна активная ссылка на источник.



Источник материала сайт "Блог Игоря Саторина"
Публикация
 Сайт "OMAR TA SATT"


При выставлении ссылки на форумную тему, вставляйте НАЗВАНИЕ темы,
так как ссылка дает только номер форумного сообщения
.




 
Книги, тексты, видео » ТЕКСТОВЫЙ блок » ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ эзотерика » Эзо-психология Игоря Саторина (Избранные статьи, размышления, опыт...)
  • Страница 6 из 7
  • «
  • 1
  • 2
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • »
Поиск:

▲ Наверх

ОБНОВЛЕНИЯ

Видео

изображение Творение.
[25.11.2016]

Блога

©2009 - 2021
Хостинг от uCoz

| LightRay |